Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Люди А. Спецназовец, спасший девочку в Беслане, пришёл на её выпускной

Теракт в Бесланской школе №1 в 2004 году до сих пор не забыт. Тогда погибли 334 человека. Но теперь, помимо боли, возникают и трогательные человеческие моменты.

Сейчас Алене Цкаевой 16 лет и она ровесница той трагедии. Это она запечатлена на знаменитой фотографии, облетевшей весь мир, где спецназовец Эльбрус Гогичаев выносит на руках из школы шестимесячного младенца.

2 сентября 2004 года, Эльбрус подошел к захваченной террористами школе, когда в результате переговоров из школы удалось вывести 11 женщин с грудными детьми. Эльбрусу передали маленький комочек – шестимесячную крошку.

Её мать Фатиму Цкаеву с ещё двумя её детьми – шестилетней Кристиной и трехлетним Махаром – террористы не выпустили. На следующий день, 3 сентября, Фатима и Кристина погибли под обломками рухнувшей на спортзал школы. Перед этим мать успела вытолкнуть в разбитое окно Махара и еще кого-то из чужих детей, крикнув им: «Бегите!».

Спустя 16 лет на свой «Последний звонок» в бесланской школе Алена Цкаева пригласила своего спасителя – Эльбруса Гогачаева. Бывший спецназовец, конечно же, пришел.

Он был немногословен. Только Алене, ради которой он оказался на линейке, тихонько шепнул: «Все у тебя, Аленка, будет хорошо!»

Алена в этом году сдает ЕГЭ и планирует поступать на юридический факультет.

Collapse )

«Альфа» жива и вызывает самый активный интерес

«Альфа» жива и вызывает самый активный интерес

Вчера в Московском доме книги прошла презентация второго издания книги «Крещенные небом» и автограф-сессия. На встречу пришло более 100 человек и общение получилось очень насыщенным.

Было много вопросов по книге, о спецназе, об истории. Но много говорили и о теракте в казанской школе. Это трагедия, которую переживает вся страна. Ответил на вопросы с точки зрения эксперта по вопросам безопасности. Постарался обойтись без лишних эмоций. Радует одно – человеческое сопереживание.

А ещё был среди гостей один парень, которого я по понятным причинам выделил бы среди остальных. Он пришёл не просто на встречу с писателем, не просто за автографом, а с мечтой о службе в «Альфе».

Сейчас он выбирает, в какой военный вуз лучше поступать. Пообщались душевно, служба нелегкая, но отговаривать не стал, дал кое-какие советы. Сам был когда-то таким же.

Collapse )

Ах, молодежь! Впечатление от встречи со студентами РГГУ

Люди моего поколения чаще говорят фразу: «Эх, молодежь…», а я хочу сказать: «Ах, молодежь!».

Вчера у меня была встреча со студентами Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ), общались больше двух часов и темы не кончались – молодежь так по-настоящему золотая. Не в том смысле, в котором все привыкли использовать это определение, мол избалованная, богатая, мажористая. Нет, по-другому золотая: образованная, вдумчивая, интересующаяся, небезразличная, отзывчивая и патриотичная.

Показал им фильм «Обмен» - короткометражка по мотивам реальной истории полковника Анатолия Савельева, которую мы сняли по одной из глав мой книги «Люди А».

А после было общение. Больше двух часов студенты РГГУ задавали вопросы, а я отвечал. Немного про фильм, чуть больше про борьбу с терроризмом и спецоперации ФСБ, а также много о жизни, о моем опыте многодетного отца, отца студенток, о проблемах молодого поколения. Судя по обилию и разнообразию вопросов, ребятам скучно не было. А я получил истинное удовольствие от общения с теми, кого можно с гордостью называть «будущим России» – полная аудитория гуманитариев, человек 70 мыслящих свободно и небанально парней и девушек. Никаких «эх», только «ах!».

Интересным открытием стало то, кстати, что вопросы службы в спецназе, понимание вопросов безопасности интересует не только парней. И это тоже очень круто!

Collapse )

Люди А. Виталий Зиненко с детской мечтой о букве «А»

Старший лейтенант группы «А» Виталия Зиненко неоднократно бывал в командировках на Северном Кавказе, а погиб в Москве 30 апреля 2013 года. Ему было всего 26 лет. Я уже писал про него – Виталию посвящена глава в книге «Крещенные небом», второе издание которой уже есть в AlfaStore. Потому сегодня я хочу рассказать… о его детстве и мечтах. Ведь не только для Зиненко, но для очень многих «альфовцев» служба в спецназе была детской мечтой.

1986 год. В городе Аркалык Кустанайской области Казахской ССР. В самой обыкновенной семье советских провинциальных интеллигентов (отец – инженер, мать – учительница музыки) родился мальчик. По законам драматургии, мне бы стоило написать: «Его судьба и жизненный путь были предрешены, ведь на свет он появился 20 декабря, в День сотрудника органов безопасности». Это было бы пафосно, в меру красиво, но всё же не было бы правдой. Его судьба не была предрешена.
Сразу после развала СССР семья перебралась в Александров — небольшой городок Владимирской области.

Здесь он пошёл в школу №5. Отличник в учёбе, победитель конкурса «Умники и умницы», увлекался историей, серьёзно занимался живописью, играл в школьных спектаклях. У него были все шансы поступить и в театральный вуз, и в МГУ, и в МГИМО. Наверняка он сделал бы блестящую карьеры актера, ученого или дипломата. Но с детства он поставил для себя некие рамки в выборе пути. «Моя профессия будет на букву А», – говорил маленький Виталик. Он выбирал между актёром, архитектором и археологом. Пробовал себя в каждой из этих профессий.

Он мог стать актёром. В этом качестве он рос в местной театральной студии «Встреча» под руководством Татьяны Евгеньевны Ехмениной. Не ВГИК, конечно, но преподаватели и ровесники видели в нём талант. Его там звали «наш генерал». Он соответствовал образу: всегда держал своё слово, если требовалось, мог быстро организовать ребят на решение какой-нибудь задачи. Как-то он играл старшину Васкова в спектакле «А зори здесь тихие». Ехменина рассказывает, что бережное, отцовское отношение своего героя к молодым девчонкам-бойцам он передал не хуже иных взрослых актёров. Он будто не играл, а действительно переживал роль.

Он мог стать архитектором. К этой стезе он подходил через школу искусств, которую закончил по классу изобразительного искусства. Рисовал он отлично.

Мог стать и археологом. Занимался краеведением и участвовал в конференциях, конкурсах и викторинах, получая грамоты и дипломы. Дважды ходил в экспедиции «Под княжеским стягом». Виталий хорошо знал историю. Его кумиром, нравственным идеалом был Александр Суворов. Портрет великого полководца висел в его комнате.

Был в его детстве показательный эпизод. Однажды в тяжёлую аварию попала одноклассница Кристина Дорогобид с подругой. Школьницы. Другой бы испугался и в лучшем случае смог бы вызвать скорую, но Виталий, случайно оказавшийся вместе с товарищем поблизости, оказывал первую помощь до приезда врачей.

«Кто, если не я?» – такой девиз он выбрал себе в школе. Почти «Никто, кроме нас» — девиз ВДВ. Виталий решил стать военным и начал серьёзнее, чем раньше, заниматься физподготовкой и военными практиками. Он продолжал учиться в родной школе, но параллельно поступил в Школу армии — кадетский корпус в Киржаче. От Александрова это 40 минут на электричке. И вот каждый день после занятий в общеобразовательной школе, Виталий стал ездить в армейскую школу. Занятия не пропускал никогда. Порой приходилось оставаться ночевать у ребят в казарме: занятия заканчивались поздно вечером и на электричку успевал не всегда. А утром обратно в Александров — в школу. Школу, кстати, он окончил на хорошо и отлично. Его имя записано в окружную Книгу почёта, выпуск 2004 года.

Он мог пойти в любой из лучших гражданских вузов страны. Но выбирал между Рязанским военным училищем ВДВ и Голицынским пограничным институтом ФСБ России. Предпочтение, как гуманитарий, отдал Погранучилищу. А учась на первом курсе, определился с решением попасть в «Альфу». С детской установкой, что профессия будет на букву «А» это совпадало полностью. Он знал: испытания будут самыми серьёзными. И начал готовиться к предстоящей проверке на прочность, которую проходят все будущие офицеры подразделения антитеррора. Он придумал для себя «зарядку до зарядки». Вместе с другом Алексеем он вставал за час до подъёма и совершал часовую пробежку. А уже потом они присоединялись к общей групповой зарядке.

Строгий отбор после окончания института Виталий прошёл с первого раза и был зачислен в Управление «А» Центра специального назначения ФСБ России. Служил верой и правдой, но не долго – его жизнь оборвалась 30 апреля 2013 года.

В своем школьном сочинении на тему «Что такое счастье» Виталий писал: «…я буду счастлив, если у меня будет семья, любимая работа, родители доживут до глубокой старости, исполнятся мои мечты и мечты сестры, моих друзей, одноклассников, чтобы у каждого из них сложилась своя счастливая жизнь. А мечтать надо, надо ставить цель и добиваться её!»

Его мечта сбылась. Виталий стал надёжным другом, братом, сыном, мужем. Офицером «Альфы». И примером для таких же мальчишек, каким когда-то был сам…

К чему приблизит Россию уход Zoom?

За год с лишним, который мы все самоизолировались по домам, что такое zoom узнали, пожалуй, все. Рабочие совещания, встречи с друзьями, курсы повышения квалификации, лекции в вузах и уроки в школе - всё было через видео-конференции. Через всякие, но «Зум» стал лидером. И даже министр культуры Крыма Арина Новосельская материлась на совещании с главой республики Сергеем Аксёновым, кажется, тоже по «Зуму».

И вот Zoom Video Communications приняла решение «уйти из России». Компания запретила своим дистрибуторам продавать доступ к сервису онлайн-конференций госучреждениям и госкомпаниям в России и СНГ. Ранее такое решение уже приняла компания Microsoft, которая отказалась от поставок софта в российский государственный вуз - МГТУ им. Н. Э. Баумана. Причина - риски санкций со стороны США. Это значит, что ставший всем привычным Zoom придется импортозамещать. Ведь иностранные софт-компании вслед за Microsoft и Zoom будут снижать риски. И коснется это не только чиновников, но и весь госсектор, включая здравоохранение и образование. И даже школьникам придется устанавливать разрешенную альтернативу, а зумом пользоваться во внеурочное время...

Любой кризис - это не только проблемы, но и возможности. И с уходом zoom возникает развилка возможностей.

Заместить эту программу, в целом, не так уж сложно, даже если разрабатывать её с нуля. Среди конкурентов Zoom в России есть «Видео мост», Яндекс.Телемост, TrueConf, Webinar и ряд других сервисов. Свои решения запросто могут предложить Mail.ru Group и Сбербанк. Но решать теперь будут, скорее всего, не потребители, а государство. А значит, даже при наличии готовых отечественных решений могут придумать командно-директивным способом спустить решение по вертикале и обязать всех пользоваться каким-нибудь специально созданным «Франкенштейном».

Теоретически, это может оказаться настоящей «бомбой» в мире IT и за счет качества услуги, удобства интерфейса, более привлекательной ценовой политики и прочих «плюшек», продукт может даже завоевать иностранные рынки. Но остаётся риск того, что видеоконференции доверят «лояльным бизнесменам», они просто освоят бюджет, а очередной министр культуры какого-нибудь региона будет материться в эфире, так как не сможет разобраться с техникой. И, возможно, это будет тот редкий случай, когда брань будет вполне оправдана...

Люди А. Майор Анатолий Потатурин. Сгорел, спасая товарища

Хочется верить, что формула «пока мы помним – они живы» верна. Майора Анатолия Потатурина мы вспоминаем не только в дни его рождения и героической гибели. Каждый раз, когда звучит неофициальный гимн группы «А», слова для которого написал Леонид Якубович, офицеры нашего подразделения вспоминают и Толю. С именем офицера, который 18 марта 2012 года героически погиб, спасая товарища, связано появление песни «Буква А».



В Толиной биографии нет ничего сверхъестественного. Родился 16 апреля 1979 года в Москве. Отец – кадровый военный; мама – медсестра. Когда Анатолий пошел в первый класс, у него появился брат Николай. Семья жила в общежитии, потом в том же районе Хорошово-Мневники, получили квартиру. Родители не стали вырывать сына из коллектива, и Толик получил аттестат в своей родной сотой школе. Учебный год – в Москве, лето – у бабушки с дедушкой в деревне в Ярославской области. И характер у него с детства сложился спокойный, размеренный, можно сказать по-хорошему сельский. Учился хорошо, вот только математику недолюбливал. Но после школы поступил всё равно на технаря – в Московский автомобильный колледж.



В 1998 году, по окончанию колледжа, Потатурин был принят на службу в Управление материально-технического обеспечения ДОД ФСБ России. Много раз бывал в командировках в Чечне – ещё во время первой чеченской кампании. Там и познакомился с сотрудниками «Альфы». Тогда он загорелся идеей стать частью этой команды.

Но в «Альфу» не берут без высшего образования – это правило, так как группа «А» - офицерское подразделение. Толя без отрыва от службы получил диплом Московского государственного открытого университета и в 2003 году, после получения диплома и прохождения всех испытаний, его зачислили в Управление «А». Он получил должность оперативного водителя.
За несколько месяцев до этого, в августе 2003 года, Толя приехал отдохнуть со своими школьными друзьями в солнечный Краснодарский край, где познакомился с выпускницей Финансовой академии Юлии. Уже через год они создали семью.



Что было «на работе» жене он старался не рассказывать – щадил нервы. И лишь иногда шутливо сетовал: медалями Суворова и Жукова награждён, а вот орден Мужества «никак не даётся». Зачем семье зря переживать…

В конце февраля 2012 года личный состав группы «Альфа», и Анатолий Потатурин в их числе, отправился в очередную командировку. Перед группой поставлена боевая задача: в селе Ново-Саситли Хасавюртовского района необходимо задержать или уничтожить банду, которая была известна вымогательством денег у местных предпринимателей, вооруженными нападениями на сотрудников правоохранительных органов, организацией и осуществлением подрывов.

Во дворе одного из жилых домов Хасавюрта спецназовцами был обнаружен автомобиль, начиненный более чем стокилограммовой бомбой. Машину вовремя обезвредили, никто не погиб и не пострадал. Сотрудники ФСБ действовали на опережение.
Удалось установить, что в селе в одном из частных домов укрепилась группа террористов. Спецназ окружил участок, установил пост на въезде в село и начал штурм дома.

Старший оперуполномоченный Потатурин первым подошел к адресу, проделал проход и проник в дом. Он вызвал на себя огонь террористов, но не это стало роковым для него. Ещё один сотрудник «Альфы», шедший следом, был ранен, но остался жив. Штурм длился меньше часа, были уничтожены все бандиты, была разрушена часть дома, но… В ходе боестолкновения дом загорелся, майор Потатурин прикрывал боевого товарища и, в итоге не смог выбраться из горящего дома – скончался от ожогов.

В день Толиных похорон мне позвонил давний друг нашего подразделения, известный телеведущий Леонид Якубович, с которым я не мог не поделиться произошедшим. Уже вечером Леонид Аркадьевич прислал стихи. Так родился неофициальный Гимн спецподразделения «Альфа»…

Мы с буквы «А» когда-то начинали
Читать, писать и даже говорить.
И вот ее нам, как медали,
Вручили, чтобы с нею нам служить!

Оставив за плечами неудачи,
Нам не о чем еще с тобой мечтать:
Мы — Группа «А», и это значит —
Нам первыми вставать и побеждать!

Когда беда, и не придет подмога,
А смерть уже зовет в свои ряды,
Тогда просите помощи у Бога,
Чтоб Группа «Альфа» вас прикрыла от беды!

Анатолий Потатурин погиб, не дожив месяца до своего 33-летия. Дома его не дождались любящая жена и две дочки.

Люди_А Воронцов на вечной заставе




Об операции в поселке Первомайский 1996 года – о причинах и предпосылках, подготовке к ней, нюансах реализации – я писал на прошлой неделе. Сегодня хочу вспомнить майора Виктора Воронцова, простого, честного и искреннего офицера контртеррора. Одного из двух «альфовцев», погибших тогда. Он отдел свою жизнь 18 января – в день своего 34-летия…
Происхождение у Воронцова пролетарское. Мама, Серафима Павловна, работала на Воронежском заводе синтетического каучука. Отец, Михаил Фёдорович, трудился на шинном заводе. Серафима Павловна Воронцова вспоминает, что с самых юных лет он мечтал стать пограничником. Фантазии о военной карьере возникли после прочтения стихотворения Агнии Барто «На заставе».
1 сентября 1969 года. Воронеж. Школа №33. Витя идёт в первый класс. Обыкновенная история. А в декабре следующего года Воронцовы получили новую квартиру, и Витю перевели в другую школу – тоже нередкая история для Союза, где работяги получали жильё без всяких ипотек. В 1977 году в старшие классы он пошел в школу №21 (нынешняя гимназия №7 названная именем Виктора Воронцова). Как вспоминает Серафима Павловна, хотя учился он хорошо, но в это время его начали больше интересовать другие занятия. Тогда он активно занялся спортом – начал ходить в кружок по борьбе. Занимался общественной работой: все вечера в школе оформлял сам, хорошо владел художественным словом, участвовал в самодеятельности, был в составе редколлегии. Увлекся рисованием – его первой картиной стала «Мария Магдалина». В седьмом классе дедушка подарил внуку фотоаппарат и это увлечение осталось с ним на всю жизнь. В восьмом классе сам научился играть на гитаре. Брался за всё и всё получалось!
1979 год – поступление в Московское Высшее пограничное командное училище КГБ СССР имени Моссовета. Со своей будущей женой Ниной Виктор познакомился 8 марта 1982 года в Москве – любовь с первого взгляда! Через год свадьба. В том же 1983 году получает первое офицерское звание – лейтенант.
Начало службы в отдельном отряде пограничного контроля «Москва» ОКПП «Шереметьево-2» - на таможне. В 1985 году Воронцову присваивается звание – старший лейтенант. С августа 1983-го по июль 1993 года карьера: контролер, командир взвода и комендантской роты, начальник группы, заместитель начальника отделения по работе с личным составом. Служба идёт, руководство ценит, карьера развивается. И тут Виктор совершает резкий поворот – он решает перейти в спецназ. С июля 1993-го по декабрь 1994 года он служит старшим оперуполномоченным в Группе «Вымпел». А когда группу «В» в наказание за отказ штурмовать Белый дом по решению Бориса Ельцина передали в МВД, Воронцов уходит в «Альфу». Группу «А» Ельцин тогда не тронул…
Всё у Виктора получалось, за что бы он ни брался. И за период службы в «Альфе» Воронцов зарекомендовал себя дисциплинированным, инициативным, исполнительным офицером. Сразу вписался в дружный, но очень непростой коллектив спецназовцев. Сослуживцы уважали его за ответственность, отзывчивость, общительность и доброжелательность. Его путь офицера антитеррора был отмечен медалью Суворова – за участие в освобождении заложников в Будённовске и медалью «70 лет Вооруженных Сил». И, пожалуй, с его характером, везением и человеческими качествами дослужился бы и до полковника, и до генерала, но…
Наступило Рождество 1996 года. Чеченские боевики под руководством командиров Хункар-Паши Исрапилова, Салмана Радуева и Турпал-Али Атгериева совершили нападение на территорию соседнего Дагестана, выбрав своей целью город Кизляр. Захватили заложников и отправились на автобусах восвояси. На свою сторону радуевцы хотели перейти в районе села Первомайское, расположенного в трехстах метрах от рубежей Ичкерии. У приграничной реки Аксай колонна автобусов была остановлена предупредительным огнем – власти не собирались пропускать террористов с заложниками на территорию мятежной Ичкерии. А бандиты не стали освобождать людей на границе. Террористы окопались в селе Первомайское. Что было дальше я уже рассказывал на прошлой неделе…
15-18 января во время штурма села, майор Воронцов обеспечивал огневое и инженерное прикрытие сотрудников «Альфы» и подразделений МВД. Его действия позволили подавить огневые точки противника, что способствовало выходу бойцов спецназа МВД из-под обстрела и выносу раненых. 17 января он попал под обстрел и возвратившись вечером пошутил: «Вы представляете, я подхожу к боевой машине, а там как бы мыши по ногам бегают». Когда сослуживцы осмотрели место, «мышами», оказывается, были пули… Чудом не задело! Как заново родился, да ещё накануне своего дня рождения.
Вечером, когда уже наступило 18 января, несмотря на усталость, «альфовцы» поздравили товарища с 34-летием. И никто, конечно, не ожидал, что ему осталось меньше суток.
Утром 18 января был решающий штурм и к середине дня село контролировалось федеральными силами. А около часа дня, когда закончивших зачистку села спецназовцев мотострелки решили подкинуть до автобусов на БМП, неопытный солдат срочной службы, один из членов экипажа второй в колонне БМП случайно нажал на электроспуск орудия «Гром». И майор Виктор Воронцов погиб мгновенно. А вместе с ним и другой сотрудник «Альфы» – майор Андрей Киселёв, который находился на той же «броне». Оба посмертно награждены орденами Мужества.
Его родная школа в Воронеже теперь носит его имя. Его любимая книга детства – «Застава» Агнии Барто – находится в школьном музее. Там же множество фотографий из семейного архива и некоторые личные вещи майора Воронцова.
Сыну Воронцова Косте исполнилось в тот год одиннадцать лет…

Аспирант МГУ самостоятельно учился на террориста?

В понедельник, 18 января, Головинский суд Москвы намерен огласить приговор аспиранту мехмата МГУ Азату Мифтахову по делу о поджоге офиса «Единой России». Предполагается, что он изготавливал взрывчатку. Общественность, естественно, защищает его как политического заключенного, против которого якобы фабрикуют дело. Ещё бы, экий смельчак – посягнул на «святое»! Я и сам поначалу, читая публикации в СМИ, думал: этот юный аспирант МГУ совсем не похож на хрестоматийного террориста. Где он, а где взрывчатка. Но есть несколько моментов, которые заставляют задуматься: действительно ли этот юноша – такой безобидный, как кажется?
Во-первых, до ареста по делу о поджоге офиса партии власти, его уже задерживали по другому делу — о найденном еще 11 января 2018 года в балашихинском лесу взрывном устройстве (223.1 УК). Однако суд Балашихи тогда отказался арестовывать Мифтахова, посчитав представленные следствием доказательства неубедительными.
Во-вторых, найденные у него дома при обыске улики слишком красноречивы. Я читал данные экспертизы.
Судите сами.
Были изъяты спаянные схемы и медные провода. Схемы идентичны тем, что используют при инициировании взрыва. На проводах обнаружено небольшое количество нитрата аммония – аммиачной селитры. Взорыв селитры в Бейруте превратила в руины половину столицы Ливана. Селитру часто используют как детонатор. И упомянутые провода, и схема – это, судя по всему, детонатор.
У аспиранта изъяли так же банку из-под БАД объемом 300 мл. В ней оказалась алюминиевая пудра. Её используют во многих взрывчатых веществах. Например, в Торпексе – торпедной взрывчатке. Это несложное в производстве вещество используется с 1940-х гг. и в полтора раза мощнее тротила. То есть, мощность взрывного устройства в небольшой банке из-под БАД – это как 700 грамм в тротиловом эквиваленте. Много это или мало?
Например, при взрыве 1 кг тротила выделяется 4,19∙106 Дж. От такого взрыва человек может погибнуть, если находится на расстоянии до трех метров от эпицентра взрыва.
3-10 метров – и человек получит серьёзные ранения. Если добавить саморезы, гвозди и другие поражающие элементы, то эта маленькая баночка становится куда опаснее.
И вот тут картина складывается. На таких «игрушках» хорошо тренироваться и изучать подрывное дело. Например, в лесу. Да в том же в балашихинском… А потом, используя отработанную и опробованную схему, просто взять баночку побольше. И это уже будет полноценный теракт.
Не хочется верить, что этот интеллигентного вида аспирант – больше, чем хулиган. Но улики…