Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Люди А. Виталий Зиненко с детской мечтой о букве «А»

Старший лейтенант группы «А» Виталия Зиненко неоднократно бывал в командировках на Северном Кавказе, а погиб в Москве 30 апреля 2013 года. Ему было всего 26 лет. Я уже писал про него – Виталию посвящена глава в книге «Крещенные небом», второе издание которой уже есть в AlfaStore. Потому сегодня я хочу рассказать… о его детстве и мечтах. Ведь не только для Зиненко, но для очень многих «альфовцев» служба в спецназе была детской мечтой.

1986 год. В городе Аркалык Кустанайской области Казахской ССР. В самой обыкновенной семье советских провинциальных интеллигентов (отец – инженер, мать – учительница музыки) родился мальчик. По законам драматургии, мне бы стоило написать: «Его судьба и жизненный путь были предрешены, ведь на свет он появился 20 декабря, в День сотрудника органов безопасности». Это было бы пафосно, в меру красиво, но всё же не было бы правдой. Его судьба не была предрешена.
Сразу после развала СССР семья перебралась в Александров — небольшой городок Владимирской области.

Здесь он пошёл в школу №5. Отличник в учёбе, победитель конкурса «Умники и умницы», увлекался историей, серьёзно занимался живописью, играл в школьных спектаклях. У него были все шансы поступить и в театральный вуз, и в МГУ, и в МГИМО. Наверняка он сделал бы блестящую карьеры актера, ученого или дипломата. Но с детства он поставил для себя некие рамки в выборе пути. «Моя профессия будет на букву А», – говорил маленький Виталик. Он выбирал между актёром, архитектором и археологом. Пробовал себя в каждой из этих профессий.

Он мог стать актёром. В этом качестве он рос в местной театральной студии «Встреча» под руководством Татьяны Евгеньевны Ехмениной. Не ВГИК, конечно, но преподаватели и ровесники видели в нём талант. Его там звали «наш генерал». Он соответствовал образу: всегда держал своё слово, если требовалось, мог быстро организовать ребят на решение какой-нибудь задачи. Как-то он играл старшину Васкова в спектакле «А зори здесь тихие». Ехменина рассказывает, что бережное, отцовское отношение своего героя к молодым девчонкам-бойцам он передал не хуже иных взрослых актёров. Он будто не играл, а действительно переживал роль.

Он мог стать архитектором. К этой стезе он подходил через школу искусств, которую закончил по классу изобразительного искусства. Рисовал он отлично.

Мог стать и археологом. Занимался краеведением и участвовал в конференциях, конкурсах и викторинах, получая грамоты и дипломы. Дважды ходил в экспедиции «Под княжеским стягом». Виталий хорошо знал историю. Его кумиром, нравственным идеалом был Александр Суворов. Портрет великого полководца висел в его комнате.

Был в его детстве показательный эпизод. Однажды в тяжёлую аварию попала одноклассница Кристина Дорогобид с подругой. Школьницы. Другой бы испугался и в лучшем случае смог бы вызвать скорую, но Виталий, случайно оказавшийся вместе с товарищем поблизости, оказывал первую помощь до приезда врачей.

«Кто, если не я?» – такой девиз он выбрал себе в школе. Почти «Никто, кроме нас» — девиз ВДВ. Виталий решил стать военным и начал серьёзнее, чем раньше, заниматься физподготовкой и военными практиками. Он продолжал учиться в родной школе, но параллельно поступил в Школу армии — кадетский корпус в Киржаче. От Александрова это 40 минут на электричке. И вот каждый день после занятий в общеобразовательной школе, Виталий стал ездить в армейскую школу. Занятия не пропускал никогда. Порой приходилось оставаться ночевать у ребят в казарме: занятия заканчивались поздно вечером и на электричку успевал не всегда. А утром обратно в Александров — в школу. Школу, кстати, он окончил на хорошо и отлично. Его имя записано в окружную Книгу почёта, выпуск 2004 года.

Он мог пойти в любой из лучших гражданских вузов страны. Но выбирал между Рязанским военным училищем ВДВ и Голицынским пограничным институтом ФСБ России. Предпочтение, как гуманитарий, отдал Погранучилищу. А учась на первом курсе, определился с решением попасть в «Альфу». С детской установкой, что профессия будет на букву «А» это совпадало полностью. Он знал: испытания будут самыми серьёзными. И начал готовиться к предстоящей проверке на прочность, которую проходят все будущие офицеры подразделения антитеррора. Он придумал для себя «зарядку до зарядки». Вместе с другом Алексеем он вставал за час до подъёма и совершал часовую пробежку. А уже потом они присоединялись к общей групповой зарядке.

Строгий отбор после окончания института Виталий прошёл с первого раза и был зачислен в Управление «А» Центра специального назначения ФСБ России. Служил верой и правдой, но не долго – его жизнь оборвалась 30 апреля 2013 года.

В своем школьном сочинении на тему «Что такое счастье» Виталий писал: «…я буду счастлив, если у меня будет семья, любимая работа, родители доживут до глубокой старости, исполнятся мои мечты и мечты сестры, моих друзей, одноклассников, чтобы у каждого из них сложилась своя счастливая жизнь. А мечтать надо, надо ставить цель и добиваться её!»

Его мечта сбылась. Виталий стал надёжным другом, братом, сыном, мужем. Офицером «Альфы». И примером для таких же мальчишек, каким когда-то был сам…

Люди А. Олег Балашов. Один из первых

Когда пишешь про первое поколение «Альфы», всегда поражаешься, какой крепкой воли были эти люди. Нынешнее поколение, уверен, ничуть не хуже. Но в биографиях наших «первопроходцев» это всегда читается очень контрастно и выпукло. Полковник Олег Балашов, с которым мне повезло быть знакомым и общаться лично, из той самой первой «Альфы». Его жизни и службе в группе «А» посвящена большая глава в моей книге «Крещенные небом», второе издание которой увидит свет в самое ближайшее время. Сегодня буквально несколько штрихов к портрету Олега Александровича.



Его дед, Константин Кириллович Балашов, был ветераном Первой мировой войны. А отец, Александр Константинович Балашов, прошел всю Вторую мировую. Из-за полученных ранений он вернулся с фронта немного раньше Победы, но успел принять участие и в сражениях на Ленинградском фронте, и в битве за Сталинград… Будущий полковник «Альфы» Олег Александрович родился 18 декабря в год Победы в Великой Отечественной войне, и вместе со славной семейной историей это наложило отпечаток на его судьбу и мировосприятие.

— Мы росли с осознанием того, — рассказывал Олег Александрович, — что каждый из нас должен будет, когда станет взрослым, заступить на стражу нашей Родины и очень хотели быть похожими на героев – и на тех, кого видели в кино, и на тех, кто жил рядом, по соседству.

Отца вскоре не стало, старший брат был призван в армию и, чтобы помочь матери, которая одна поднимала детей, в 15 лет он пошел работать на завод. Потом обычная история: окончил школу, пошел в армию, отслужил, вернулся на гражданку и на завод. В 1967 году его жизнь кардинально изменилась. Его повесткой вызвали в военкомат и предложили послужить Родине… в Комитете госбезопасности. Романтика – ему предстояло ловить шпионов!

— О предстоящей работе я не имел представления, — рассказывал потом Олег Александрович, — да и знакомых у меня в КГБ не было. Но я с детства увлекался фантастикой и приключениями, в том числе литературой о разведчиках. Одним словом, тема эта меня очень интересовала. Поэтому я и дал согласие.

В течение года Балашов проходил медицинские комиссии, проверки и только после этого был зачислен в Седьмое управление КГБ, занимавшееся наружным наблюдением.

— Работа была очень интересная, но специфическая. На тот период нашими основными врагами были американцы. По французам или немцам тоже была своя специфика. С того времени я знаю все гостиницы Москвы и культурные учреждения столицы. Зарубежные туристические группы приезжали недели на две. В программу обязательно включалось посещение Большого театра, Третьяковской галереи и, естественно, статусных ресторанов.

Работа была интересная и способствующая, как сейчас модно говорить, «личностному росту»: слежка за шпионами, работа по диссидентам… Каждого надо знать, понимать, а значит, и изучать. За десять лет работы Балашов показал себя грамотным и перспективным сотрудником.



Осенью 1974 года на базе 3-го отдела Седьмого управления КГБ СССР была создана Группа «А»: готовились обеспечить безопасность Олимпиады в Москве после прогремевшего на Мюнхенской Олимпиаде теракта.

В 1976 году Балашов окончил Высшую школу КГБ СССР, а 22 февраля 1978 года был зачислен в Группу «А». Уже весной 1979 года он прибыл в составе «Альфы» в Афганистан, где обеспечивал безопасность посла СССР в Демократической республике Афганистан Александра Пузанова и генерал-лейтенанта Первого главного управления КГБ СССР Бориса Иванова, а также их семей. В составе группы он обеспечивал также безопасность военных советников в провинциях Гардез, Мазари-Шариф, Герат, Джелалабад и Кандагар.

В декабре 1979 года Олег Балашов участвовал в легендарном штурме дворца Амина как боец нештатной группы «Гром». Во время штурма он ехал в головной БМП как старший при 2-й боевой группе. О подготовке к штурму он рассказывал так:
— Можно пользоваться документами, но даже в них не всегда всё объективно. Реальность, которую могут подтвердить очевидцы – в частности, Федосеев Владимир Матвеевич, который был со мной в одном экипаже, может отличаться от документов. Когда мы совещались в штабе с Романовым Михаилом Михайловичем, встал вопрос: что делать, если на этом серпантине подбивают первую машину? Ведь тогда основной колоне некуда деваться, она просто встает, и дальше их просто как в тире подбивают одну за другой. Мы же не знали, какой по нам будет открыт огонь и из чего именно – слава богу, по нам был открыт огонь из стрелкового оружия и гранат, а не из РПГ. Но обсуждались разные варианты.

В ходе боя БМП Балашова пробила шлагбаум возле КПП, выехала на площадку перед дворцом Тадж-Бек и была подбита огнём из дружественной ЗСУ-23-4 «Шилка». Экипаж был вынужден десантироваться из горящей машины и тут же попал под обстрел противника. Балашов, по воспоминаниям Юрия Дроздова и Валерия Курилова, обстреливал окна дворца в ходе штурма, а в какой-то момент был ранен…

– Пуля попала мне точно в переносицу, но триплекс (многослойное бронированное стекло шлема – прим. А.Ф.) её удержал. Вторая пуля попала в левую часть, и там была выемка размером с фалангу пальца. Но пуля была удержана. Ещё до этой операции я знал, что стреляют афганцы великолепно, – рассказывал Балашов спустя годы.

Две пули, о которых рассказывал Олег Александрович, попали в каску Tig с забралом, которая выдержала попадания. Но была ещё третья пуля, которая пробила бронежилет и вышла между рёбер наружу, не задев сердце. Везение – не иначе.

– Мне было немного неприятно, – делился Балашов воспоминаниями, – когда в одном из фильмов, который делал «Вымпел», выяснялось, что, оказывается, «Альфы» вообще там как бы и не было. И всё сделали они. Хотя изначально операция планировалась с участием разных групп. К примеру, Григорий Бояринов погиб, выполняя задание: перед ним вместе с Сережей Кувылиным стояла задача взорвать узел связи, и они там это сделали! Все было расписано, кто и что делает, на каком этаже работает и за что отвечает…

Как говорится, у победы много «авторов» и только поражение всегда «сирота». Операцию по штурму дворца и ликвидации диктатора Амина Олег Александрович, как и другие участники тех событий, вспоминал не раз.

Но в его послужном списке множество других операций. Например, в составе группы «А» он участвовал в нейтрализации двух вооружённых дезертиров в школе города Сарапул 17 марта 1981 года. В марте 1988 года группа Балашова должна была освобождать самолет с заложниками, которые семья Овечкиных захватила в Иркутске, но не успела: к моменту прибытия группы «А» самолёт уже горел, погибли трое пассажиров, и ещё 36 были ранены – местное МВД неудачно провело операцию, решив не дожидаться прибытия «Альфы».

В 1993 году Балашов вышел в отставку в звании полковника: последней его должностью был пост начальника отдела Оперативно-поискового управления Министерства безопасности Российской Федерации. Олег Александрович награждён двумя орденами Красной Звезды, медалями «За безупречную службу» всех трёх степеней, знаком «Почетный сотрудник госбезопасности» и другими наградами. Скончался 10 мая 2010 года.

— Страна должна бороться за себя и за свое имя, – говорил полковник Балашов. – В нашей стране все же делается больше хорошего, чем негативного.

Верил Олег Александрович в дело, которому служил, и в страну, которой был предан. О нём можно рассказывать много и долго. Потому что он был одним из первых людей «А».

Правила воспитания детей. Блог Алексея Филатова. (видео)



Если вы считаете, что дети – цветы жизни на могилах своих родителей, то счастья вам не видать. Мне повезло: я отец пятерых детей, младшей из которых сейчас 10 лет. И за время своего пятикратного отцовства я кое-что уяснил про воспитание детей родителями и… родителей детьми.
Для себя в отцовстве я выбрал путь, который в психологии и педагогике называется «демократическим». Хотя я и прослужил значительную часть своей жизни в спецназе, «дрессировать» детей и впихивать в него всего и побольше я считаю неверным. Дети, когда вырастут должны не приказы выполнять, а быть свободными и счастливыми людьми.
Изучив и протестировав на собственных отпрысках разные подходы, я нашёл систему воспитания, которая мне представляется оптимальной.
В общем, сегодняшний видео-блог посвящен не военной истории или вопросам безопасности. Сегодня – о правилах воспитания детей.

Смотрите, не забывайте подписываться и оставляйте комментарии, как вы воспитываете своих детей.

«Если я заболею, к врачам обращаться не стану…»



«Если я заболею, к врачам обращаться не стану…»

Я был в шоке. Друг рассказал мне, как на днях он долго не мог дозвониться до поликлиники, чтобы вызвать врача. В Москве, в центре, а не в глуши. Помощи особой не получили, а заставили скачать приложение «Социальный мониторинг». Наивные мы граждане – почувствовав себя плохо и насмотревшись ужасов про ковид, зовем врачей. Кажется, часто мы делаем это зря. Вместо помощи получаем полицейский надзор и штрафы, штрафы, штрафы…
О программе «Социальный мониторинг» по телевизору не рассказывают.
Схема такая. Обратились вы к врачу с подозрениями на коронавирус и – независимо от результата тестирования – попадаете в систему. Грипп, ОРВИ, covid19? Обязаны скачать на смартфон или планшет программу «Социальный мониторинг», которая будет… Нет, не лечить – надзирать и наказывать.
Программа отслеживает вашу геолокацию (как умеет) и требует, чтобы вы присылали селфи, доказывающее, что вы сидите дома, а не побежали за хлебом.
Пользователи «Социального мониторинга» жалуются на некорректные штрафы по 4000 руб. каждый. Наказывают за несделанное вовремя фото (даже ночью), за сомнительную геолокацию и за отсутствие самого приложения. Сумма наложенных штрафов может достигать 72 тыс. руб. на человека.
Семейная пара, живущая на границе Москвы и Московской области. Выйдя на балкон, телефон молодой женщины переключился на вышку области. Чудо-приложение решило, что это выезд в Подмосковье и наложило штраф. И так несколько раз. Итого штрафов на 40 тысяч.
На прошлой неделе история с профессором РУДН Ириной Карабулатовой. Больше года из-за врачебной ошибки прикована к постели. Её оштрафовали на 4 тыс. рублей за отсутствие приложения.
«Перегибы»? Но ведь эта система не очень дружит со здравым смыслом.
Во-первых, все кто просто заболел де-факто объявляются преступниками. Ведь по сути, «Социальный мониторинг» - тот же электронный браслет, который одевают арестантам. И это без суда и следствия. Никакой презумпции невиновности.
Во-вторых, система видеонаблюдения «Безопасный город» с функцией распознавания лиц, которую внедрили в Москве, создавалась для борьбы с террористами и криминалом, а не с гражданами, у которых поднялась температура.
В-третьих, приложение не лечит пациентов, не интересуется их здоровьем, не помогает вызвать врача. Оно наблюдает и выписывает штрафы. Оно вообще не про здоровье.
Так что, если я заболею, к врачам обращаться не стану…

Полковник Вихрь ушёл. Остались легенды...



Алексей Николаевич Ботян - легенда разведки и спецназа. Он стал прототипом главного героя романа Юлиана Семёнова «Майор Вихрь». А когда создавалась группа специального назначения «Вымпел», был одним из её создателей. В понедельник, 10 февраля, он встретил свой 103 день рождения, а сегодня утром Алексея Николаевича не стало.
Мне повезло быть знакомым с этим неординарным человеком и, без преувеличения, исторической личностью. Представьте себе сочетание мудрости, юмора и жизненной энергии в крепком мужчине в возрасте 100 лет.
Collapse )

#Люди_А


В спецназ всегда подбирают людей особого склада характера, которые способны выполнять задачи повышенной сложности, а если получают тяжелые ранения, то проявляют упорство и мужество, чтобы вернуться в строй.

Одним из таких героев является подполковник «Альфы» Виталий Стёпин — кавалер ордена Мужества и двух медалей «За отвагу». Во время освобождения заложников в Беслане он получил тяжелейшее ранение, фактически лишился ноги…

Collapse )

Каждый следующий бой – самый главный

Комплексную безопасность при проведении боя между Виталием Кличко и Мануэлем Чарром в Москве обеспечивали сотрудники фирмы «Альфа — Право».

Участвуя в организации мероприятий по обеспечению безопасности боксерского поединка, начиная от стадии предварительных переговоров, и заканчивая этапом подведения итогов, я как шеф-редактор газеты «Спецназ России», не мог не воспользоваться представившейся возможностью побеседовать с победившем в бою Виталием.

Интервью на мой взгляд получилось. Кличко предстал очень интересным, умным, разносторонне развитым человеком и приятным собеседником. Временами даже казалось, что на вопросы не связанные со спортом, ему легче давать вполне компетентные ответы, чем на профессиональные вопросы о боксе.

С наиболее интересными взглядами Виталия я и хочу познакомить читателей.

Collapse )