Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Что-то рвануло? Ищи подходящих русских и назначай их крайними!

Эхо августовского взрыва селитры в порту Бейрута до сих пор звучит. Добрую половину города снесло взрывом. История сотню раз рассказана и пересказана: где и что складировалось, с какого судна было перегружено, как охранялось, а точнее не охранялось, как сварщики работали и множество других деталей восстановлено буквально по минутам и шагам – точнее некуда.
В рамках расследования в Ливане были арестованы почти 30 человек. В том числе, высокопоставленные чиновники. Перед самым Новым годом прокурор Фади Савван предъявил обвинения бывшему и. о. премьер-министра Ливана Хасану Диабу и трем экс-министрам, которых подозревают в халатности. Но этого, видимо, оказалось мало.
Теперь, как сообщает Associated Press, Интерпол объявил в международный розыск двух граждан РФ и одного гражданина Португалии.
Имена объявленных в розыск публично не называются, но, по данным СМИ, речь идет о бывшем капитане судна Борисе Прокошеве и российском бизнесмене Игоре Гречушкине, владельце судна Rhosus. Именно на нём в 2013 году в порт привезли 2750 тонн нитрата аммония из грузинского Батуми в Мозамбик. И именно с этого корабля в 2014 году вещество выгрузили на склад в порту.
И если с владельцем судна ещё как-то понятно, то претензии к капитану, которому к тому же не заплатили зарплату за тот рейс – не очень ясно. Известно, что сам он был нанят судовладльцем в 2013 году, после того как предыдущая команда Rhosus уволилась также из-за невыплаченной зарплаты.
Груз на судне легальный, это не была контрабанда.
Судно не выпустили из порта из-за долгов судовладельца.
Все эти семь лет у властей Ливана претензий к капитану не было. И вдруг, спустя годы, виноватым во взрыве назначается почему-то российский капитан. Не руководители склада, ответственные за сохранность вверенных грузов. Не надзорные органы, проморгавшие почти три тысячи тонн взрывоопасного вещества. И даже не те, кто отправил сварщиков на склад селитры. Капитан, который семь лет назад руководил командой судна, с которого сняли груз, а само судно позже затопили в том же порту!
Крайних всегда можно назначить. И удобно, чтобы это были не свои, а иностранцы.
Всё чаще в мире действует правило: если что-то пошло не так – ищу подходящих русских, чтобы сделать их виноватыми.

Россия своих не бросает?




Есть ситуации, в которые российское государство должно вмешиваться не только, чтобы помочь соотечественникам, оказавшимся в беде. Но чтобы предотвратить трагедии, подобные той, что произошла 4 августа в порту Бейрута. Ответственность за глобальную безопасность отличают зрелое государство от всех остальных. В Стамбуле прямо сейчас развивается ситуация, которая заслуживает внимания российской дипломатии. Раз уж турецкие власти умывают руки…

Капитан танкера «Mubariz Ibrahimov» Алексей Коротков на своей странице в Instagram разместил просьбу о помощи. Его судно с 24 июня «застряло» в порту Стамбула из-за долгов собственника.
В середине сентября на борту закончились топливо, электричество и запасы. Еды и воды осталось на пару дней. Члены команды находятся на танкере по 8-12 месяцев без денег – долги по зарплате превышают $220 тыс.
Экипаж обратился с просьбой о помощи к капитану порта Стамбул, турецким властям и во все международные торгово-морские организации. Помощи не последовало. Более того, по словам капитана, турецкий власти и капитан порта препятствуют их возвращению домой. Потому команда расценивает своё положение как «удержание в заложниках». Вмешательство наших дипломатов просто необходимо!
У этой истории есть и ещё одна грань – безопасность.
Танкер «Mubariz Ibrahimov», который находится в настоящий момент в Мраморном море (40°57'14,868" с.ш., 28°50'41,604" в.д.), является химовозом. Габаритная длина составляет 140 метров, ширина – 17 метров. Максимальная осадка, по техническим характеристикам, 4,6 метров. Текущая же, по данным порта, 3,2 метра. Как говорят специалисты, это может означать, что судно хотя и не загружено под завязку, но явно не пустое. Что за груз не сообщается – коммерческая тайна. Но речь может идти о сотнях тонн (чистая вместимость танкера 2273 тонн) опасного груза. Это не шутки. Это делает судно потенциально опасным. Как с точки зрения потенциально халатного отношения со стороны порта, так и, например, с точки зрения террористической атаки.
Вспомните взрыв в Бейруте минувшим летом. Предыстория была чем-то похожа на историю сегодняшних «стамбульских заложников»: за долги судно задержали в порту, экипаж многие месяцы «мариновали» на борту, потом с грехом пополам команду вызволили, а взрывоопасный груз складировали в порту Бейрута. Там без должной охраны он пролежал несколько лет, пока не снес к чертовой матери взрывной волной половину столицы Ливана, унеся жизни более 200 и ранив более 7000 человек.
Если власти Турции немедленно не задумываются о последствиях и опасностях, вмешаться следует российской дипломатии. Ведь речь и о здоровье российских моряков, и о непредсказуемых рисках для города с историей в 1700 лет…

Вопросы про «Курск» надо задавать и 20 лет спустя



За двадцать лет многое изменилось. Мир, наша страна, мы сами изменились до неузнаваемости. Но мы прекрасно помним важные события и даты, которые и изменили нас. В основном, нас меняют трагедии. Ровно 20 лет назад, 12 августа 2000 года во время учений в Баренцевом море погиб атомный подводный крейсер «Курск» и его экипаж – 118 моряков.
Как любая трагедия, гибель подлодки даже спустя годы вызывает множество вопросов. Рана не зажила в первую очередь у семей подводников, но и общество пытается понять…
Можно ли было избежать трагедии? Можно ли было спасти хотя бы кого-то? Мог ли экипаж субмарины допустить ошибку? Почему было закрыто уголовное дело? Что «на самом деле» произошло?
Похожие вопросы задавали и будут задавать в связи с захватом заложников в Будённовске, терактов в Беслане, московском театральном центре на Дубровке, взрывов метро и домов в Москве и Волгодонске… И в связи с 11 сентября 2001 года в Америке. Трагедии никогда не бывают раскрыты до конца, даже если все события восстановлены по минутам. Всегда остаются вопросы.
Вот история «Курска». 12 августа в 11 часов 28 минут 26,5 секунды по московскому времени в четвертом торпедном аппарате взорвалась практическая (то есть, не боевая) торпеда 6576-А. Подлодка резко опустилась на дно, на глубину 108 метров. Там произошел второй взрыв, который уничтожил всю носовую часть субмарины.
Большинство членов экипажа в отсеках с первого по третий погибли сразу или в течение считанных минут. Выжившие собрались в отсеке №9.
Поисковая операция началась в 23:30 12 августа. Около 3:20 утра 13 августа лодку на дне обнаружил эхолотом атомный крейсер «Петр Великий». Первый спасательный корабль прибыл на место аварии через 6 часов 40 минут – в 10 утра.
Несколько дней российские спасатели пытались пристыковать специальный аппарат к аварийному люку «Курска», чтобы проникнуть внутрь, но специальное металлическое стыковочное кольцо было повреждено и все попытки были тщетны.
Россия вела переговоры с Великобританией и Норвегией, предложившими ей помощь в спасении экипажа. Приступить к работе норвежские водолазы смогли только 20 августа. 21 августа норвежцам удалось вскрыть кормовой аварийно-спасательный люк подлодки. Выживших внутри «Курска» не было.
Подводники похоронены на Серафимовском кладбище в Санкт-Петербурге. На могильных плитах нет дня смерти, выбит только год – точное время гибели героев осталось неизвестно.
В 2001 году подлодку достали со дна. А в феврале 2002 года генпрокурор Владимир Устинов заявил, что в ходе расследования выявлены серьезные нарушения со стороны командования Северного Флота и экипажа погибшей субмарины. Но обвинения так никому и не были предъявлены.
После гибели «Курска» тихо, без скандалов и «выноса сора из избы» в ВМФ России сменилось генералов. Появились новые спасательные субмарины, позволяющие оперативно организовывать спасательные операции без привлечения иностранных партнеров. Кратно увеличился бюджет, что позволило существенно обновить флотилию. Сейчас на вооружении стоят более 70 современных подводных лодок – это больше, чем у кого бы то ни было.
В прошлом году флот получил ещё одну атомную подводную лодку. В этом году ожидается введение в эксплуатацию ещё четырех. Ещё пять атомных подводных крейсеров ВМФ передадут в течении ближайших четырех лет.
Сегодняшние армия и флот России – это не то, что было после безденежных 1990-х. Но это не значит, что можно забыть про «Курск» и пора перестать задавать вопросы. Уверен, что многие ответы на непростые вопросы можно получить лишь по прошествии многих лет. Поэтому надо помнить, учить историю и задавать вопросы вновь и вновь.
Погибшим подводникам вечная память. А всем нам – не забывать.

Хабаровский след в Бейруте

Вчерашний взрыв в столице Ливана унёс жизни более 100 человек. Пострадали более четырех тысяч человек, включая более 50 дипломатов.
По последним данным, в порту взорвались 2,7 тыс тонн аммиачной селитры, конфискованной в 2014 году с судна Rhosus, принадлежавшего хабаровскому бизнесмену Игорю Гречушкину.
В 2013 году судно шло из Батуми в Мозамбик и из-за поломки остановилось в Бейруте. Власти Ливана арестовали судно, отпустили часть экипажа, а четверых украинских моряков оставили на борту дожидаться смены. Владелец судна команду и груз бросил, заявив, что обанкротился.
Опасное вещество было перемещено на склад. И вчера, чтобы исключить воровство, было решено заварить дверь. Предполагается, что из-за нарушений во время сварки и произошел взрыв.
Версия не окончательная и, уверен, будут дополнения и изменения.
Но вот что любопытно...
В последние пять месяцев спецслужбы Ливана требовали изменить условия хранения конфискованной селитры, но... бюрократия она и в Ливане бюрократия.