Алексей Филатов (alfafilatov) wrote,
Алексей Филатов
alfafilatov

Category:

О борьбе с наркотиками

Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) подготовила законопроект, который существенно расширяет полномочия ведомства.

С одной стороны, обеспокоенность ФСКН понятна. Если сравнивать с советским периодом 1990-го года, то из всех видов преступлений больше всего выросла преступность, связанная с незаконным оборотом наркотиков – в 13,7 раза. И это при том, что общее количество зарегистрированных преступлений в нашей стране увеличилось в 1,43 раза.

С другой стороны, способы решения этой проблемы, предлагаемые ФСКН, вызывают достаточно много вопросов.

Так в проекте закона «Об органах по контролю за оборотом наркотиков» предусматривается, что сотрудники ФСКН смогут инициировать ликвидацию компаний. Но ведь и сегодня основанием для ликвидации любого предприятия является нарушение действующего законодательства. И инициировать эту ликвидацию может государственный орган, коим и является, в том числе, Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков. В этой связи пункт законопроекта об инициации ликвидации компаний кажется непонятным.

А вот в связке с другой позицией законопроекта положение об инициации ФСКН ликвидации компаний выглядит достаточно угрожающе для производителя. Поскольку в проекте закона «Об органах по контролю за оборотом наркотиков» предусматривается, что сотрудники ведомства по своему усмотрению могут запрещать любые вещества, схожие по своему эффекту с наркотическими.

Иными словами пришли сотрудники ФСКН на предприятие, признали какое-либо из производимых (или используемых в производстве) веществ по какому-то критерию подобия наркотическими, и инициировали его закрытие. А для несогласных сотрудников предприятия в проекте закона «Об органах по контролю за оборотом наркотиков» предусмотрен еще один пункт полномочий сотрудников ФСКН - самостоятельно проводить медицинское освидетельствование граждан даже на наличие алкоголя.

Предложенный ФСКН путь борьбы с незаконным оборотом наркотиков представляется чересчур дискуссионным.

Не случайно, специалисты отмечают, что под определение «вещество, схожее по воздействию с наркотическим» могут подпасть любые препараты, которые покажутся подозрительными сотрудникам ФСКН. История с запретом ФСКН марганцовки, используемой при изготовлении тяжелых наркотиков, и попытки запретить закись азота, используемую, в том числе в анестезии, в этом смысле весьма показательны.

Если идти по такому пути, то теряется самая идея КОНТРОЛЯ за оборотом наркотиков, и пресечения их НЕЗАКОННОГО оборота.

Поскольку в противном случае можно довести ситуацию до абсурда, и запретить использование электроэнергии, газа и воды, которые могут быть использованы при производстве наркотиков, а также запретить транспортные средства, поскольку они могут быть использованы для перевозки наркотических веществ.

Есть в проекте закона «Об органах по контролю за оборотом наркотиков» и еще несколько интересных пунктов, связанных, в частности, с правом ФСКН самостоятельно распределять деньги в рамках госпрограмм и выделять гранты профильным НКО.

И теоретически можно было бы говорить о том, что профессионалам лучше знать - куда распределять деньги для борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Но есть одно смущающее обстоятельство. Именно в этом ведомстве по версии журнала Forbes почему-то сосредоточены самые богатые российские силовики.

Таким образом, в нынешнем виде проект закона «Об органах по контролю за оборотом наркотиков» увеличивает и коррупционные риски во взаимоотношениях с предпринимателями, и риски рейдерских захватов предприятий, и риски нецелевого использования средств госпрограмм.

Какой же выход из сложившейся ситуации?

Здесь мне кажется, не нужно изобретать велосипед, а использовать известный мировой опыт.

Так в США, где создана Администрация по борьбе с наркотиками (DEA), кроме DEA функции борьбы с наркоторговлей возложены на ВСЕ спецслужбы США: ЦРУ, ФБР, Госдепартамент, таможенные органы, береговую охрану, налоговые службы, полицию и т.д.

В Китае в Государственный комитет по борьбе с наркотиками (ГКБН) входят представители 25 министерств и других ведомств, включая Министерство общественной безопасности, Министерство здравоохранения, Главное таможенное управление и т.д.

Можно привести и массу других примеров, но смысл везде один – задействовать в борьбе с общим злом как можно больше сил, обеспечив при этом взаимный контроль деятельности ведомств.

А все попытки создать государство в государстве, как показывает отечественная практика, ничем хорошим не заканчиваются. Достаточно вспомнить историю Адамова в Минатоме, или недавний скандал с хищениями бюджетных средств, выделенных на развитие навигационной системы ГЛОНАСС в Роскосмосе и многое другое. А если вспомнить более профильный пример, то стремление ГУБОП взять на себя как можно больше полномочий закончилось для структуры весьма плачевно. От нее решили просто отказаться, поскольку количеством проблем для общества с ростом ее полномочий многократно увеличилось.

Так, что любой контроль должен быть под контролем, иначе процесс грозит стать неуправляемым.
Tags: ФСКН, наркотики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment