?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Отечество в опасности
alfafilatov
Безопасность общества во многом зависит не только и не столько от наличия и количества холодного и огнестрельного оружия, сколько от того идеологического воспитания человеческих ценностей, которое в итоге и определяет культуру общества.

Мой личный опыт научных исследований в области социальной психологии, посвященный переговорным процессами с террористами, неоднократно на практике позволял мне убедиться насколько тяжело «сдвигать» сформировавшуюся идеологическую платформу. Одним словом идеологическая бомба – самое сильное оружие.

В этой связи огромную тревогу за безопасность общества с точки зрения тиражирования человеческих ценностей вызывает фигура нынешнего министра культуры.

Речь идет не только о его инициативах по переименованию улиц, захоронению тела Ленина (понятно, что других культурных проблем в стране нет), а об отношении к истории и культуре в целом.


И дело даже не в том, что министр – член союза писателей России, чьи произведения, напечатанные за бюджетные деньги огромными тиражами, мало известен даже в узких кругах любителей исторической литературы, а в том, как и о чем он пишет.

Не случайно специалисты по истории Великой Отечественной войны не только полностью отказывают в научном значении книге Мединского «Война», подчеркивая, что «Книжка Мединского опирается, условно, на три „А“: агитпроп, ахинея и алогичность» (Алексей Исаев), не только отмечают, что Мединский постоянно игнорирует и подтасовывает факты, но и особо подчеркивают, что Мединский прямо декларирует свое равнодушие к этим фактам.

Посудите сами, чего стоит заявление Мединского о том, что «на факты в истории уже давно никто не обращает внимания! Главное — их трактовка, угол зрения и массовая пропаганда…». Не случайно историк Марк Солонин сравнивает пропагандистские подходы Мединского с подходом нацистов - «любое преступление, которое совершили „наши“, перестает быть преступлением, потому что это наши, связанные с нами кровно-сицилийскими родственными узами».

Нет, это не просто равнодушие, это цинизм. Такая идеология напрочь стирает грань между добром и злом.

В манипулировании фактами специалисты упрекают Мединского и в его других изданиях, в частности, в «Мифах о России». В сборнике, написанном коллективом ученых под говорящим названием «Анти-Мединский. Опровержение. Как партия власти „правит“ историю», авторы отмечают, что у Мединского «сознательное примитивное враньё соседствует с ляпами, проистекающими из-за разгильдяйства, суетливые попытки исправить самые дурацкие ошибки первых изданий порождают новые, а соседние абзацы прямо противоречат друг другу».

О том, что Мединский горазд на подтасовки, свидетельствует и скандал вокруг защиты его докторской диссертации, где он был уличен в плагиате. «Плагиат был выявлен в таких ключевых частях текста автореферата, как введение, формулировка актуальности темы диссертационного исследования, её методологической базы, концепции проблемы диссертации и выводы из проведенного диссертантом исследования» — отмечает редакция журнала «Актуальная история».

Так какую культуру будет нести в массы деятель, который не то, что не снискал славы среди ученых и литераторов своими подтасовками фактов, а просто уличен в присвоении чужих идей?

И здесь впору согласиться с оценкой свежеиспеченному главе Министерства культуры (который, кстати, на подкидной доске председателя Комитета Государственной думы по культуре пробыл всего два месяца, после чего в Госдуму шестого созыва не прошел), данной Президентом Института стратегических оценок Александром Коноваловым, о том, что «сложно представить человека более далекого от культуры и более вредного для неё, чем Мединский».




  • 1
Совсем недавно все радовались, что наконец-то министрами стали специалисты в соответствующих областях (по крайней мере некоторыми министрами), и вот опять в новостях про перезахоронение... (

не в персоналиях дело.

в генеральной линии, да?

Ну да, можно и так сказать. Вы ведь наверняка видели истории, когда на второстепенных постах стоят люди, которые ничего не могут изменить, а тот, кто их поставил говорит: вот видите! что вам еще надо? я видел такие. В случае народной бузы его даже могут послать поговорить с митингующими - типа, тебе они поверят. На этом его функция как правило заканчивается.

Следующий этап - это когда случайные люди ставятся, например, на министерство культуры. говорят: ну понятно, это человек, к примеру, Путина, политическая фигура, ничего не решает в культуре. Но потом эта политическая фигура начинает вещать какую-то ересь, именно про культуру. и на попытки возразить говорят: да вы что? это же самый что ни на есть деятель культуры, куда уж деятельнее-то и культурнее? А рядом сидит какой-нибудь "хороший человек", которого развели на второстепенную должность и думает: "Б*яааааа".

Нужная оккупантам фигура министра культуры. Всечеловек, однако.

А что плохого в "«любое преступление, которое совершили „наши“, перестает быть преступлением, потому что это наши.."?

когда закончатся те, кто знает как было на самом деле, к власти придут продукты пропаганды. но удержать ее они не смогут. потому что у них нету хваталок, которыми цепляются за реальность. атрофируются, как пищеварительная система у глистов, которые не могут жить вне хозяина. кроме этого - ничего плохого в перевирании фактов и уничтожении академической науки нет.

Сдается мне, что массы снова все сьедят. Ведь и правда, что огромная часть населения не задумывается об истории и ее значении в будущем и настоящем.
Уж о молодежи и говорить не буду, а по сути политика нам подается сейчас такой интересной пропагандой, что нужно еще немного - и все окончательно в нее поверят.
Вот и министр культуры будет с помощью своих рычагов продвигать в массы то, что нужно небольшой элите. И, кстати, будет еще и отводить глаз обывателя от главных проблем.
Пусть все будут заняты обсуждением перезахоронения Ленина, а мы под шумок всех. кто еще способен на какой-то протест зачистим...

Может правильнее считать отныне министерство культуры - министерством пропаганды?

  • 1