Алексей Филатов (alfafilatov) wrote,
Алексей Филатов
alfafilatov

Categories:

Люди А. Нагорный Карабах нуждается в переговорщиках уровня Анатолия Савельева

Армений и Азербайджан снова воюют. Формально, конечно, никто никому не объявлял войну, но… Премьер-министр Армении Никол Пашинян заявил, что вооруженные силы Азербайджана напали на непризнанную Нагорно-Карабахскую республику (НКР). В это же время пресс-секретарь президента НКР Ваграм Погосян заявил, что Азербайджан совершил артобстрел Степанакерта из систем «Град». Азербайджан заявляет, что Армения подвергла обстрелам поселения на линии соприкосновения в Карабахе. Но стоит ли выяснять «кто первый начал»? И надо ли сейчас России вмешиваться в этот «соседский конфликт»? В 1980-90-е у нас не было выбора. Потому внутренние войска и силы спецназа «Альфа» и «Вымпел» тушили «пожар». Порой случались невероятные и необъяснимые истории, как с легендой группы «А» Анатолием Савельевым. Но теперь – стоит ли нам туда лезть?

Сейчас каждая из сторон переводит стрелки друг на друга. Но это детали, мало что объясняющие и никого не оправдывающие. Конфликт застарелый. Как минимум 30 лет из-за череды ошибок политиков гибнут люди.
В череде межнациональных конфликтов, которые охватили Советский Союз в последние годы его существования, Нагорный Карабах стал первым. Перестройка имени Михаила Горбачева свою первую проверку проходила событиями в Карабахе и, совершенно очевидно, провалила её…
В Карабахе, разделенном на горный и равнинный, недружелюбие живет ещё с царских времен. Исторически сложилось, что в Равнинном Карабахе всегда преобладало азербайджанское население, в Нагорном – армянское. После распада Российской империи Карабах стал ареной ожесточенной армяно-азербайджанской войны 1918-1920 годов. Она закончилась с установлением Советской власти. В 1921 году Москва приняла решение: Нагорный Карабах остается в составе Азербайджанской ССР, но с широкой областной автономии. Но Нагорно-Карабахская автономная область предпочитала считать себя частью Советского Союза, а не частью Азербайджанской ССР. В Союза административное деление, пожалуй, было формальностью и не имело большого значения. Но даже в советские годы там вспыхивали массовые протесты.
А в начале 1987 года местным населением было составлено письмо на имя Горбачёва с требованием передать Нагорный Карабах из подчинения Баку в подчинение Еревану. Армянские активисты тогда создали «Комитет Карабах». Проблема назревала, вызревала, пока не лопнула – в феврале 1988 года пролилась первая кровь.
Через неделю состоялось заседание Политбюро ЦК КПСС, на котором был рассмотрен вопрос «О дополнительных мерах в связи с событиями в Азербайджанской и Армянской ССР» и было принято решение… «скрыть характер и масштабы событий». А раз так, то погромы, поножовщину, массовые кровопролития толком не расследовали, а квалифицировали как инциденты «совершенные из хулиганских побуждений».
Однако для урегулирования ситуации, осенью 1988 года в Карабах, не афишируя это, были направлены силы спецназа «Альфа» и «Вымпел». В самые острые моменты это позволяло не допустить кровавого месива.
Одним из «секретных орудий» советского спецназа был Анатолий Савельев – легендарный «альфовец», переговорщик от Бога, которого лично я считаю своим Учителем. Он неделями находился между готовыми к схватке сторонами, предотвращая кровопролитие. И действовал он не силой оружия, а показывая высший «дипломатический пилотаж», убеждая разгоряченных азербайджанцев и армян. С обеих сторон активными силами были довольно радикальные националисты. Не раз он буквально совершал чудо – останавливая серьёзные кровопролития.
Но однажды его захватили в заложники представители экстремистской армянской группировки. Ситуация складывалась драматическая. Начать штурм, чтобы освободить товарища, было опасно – в случае штурма, националисты могли моментально убить Анатолия Николаевича. Но и тогда произошло необъяснимое. Участники тех событий рассказывали о чудесном спасении.
Четверо офицеров группы «А» сидели за столом в маленьком доме в горном селении и ломали головы, по сотому разу проговаривая одни и те же соображения.
– Штурмануть? Попробуем?
– Армяне Савельева убьют сразу, как только поймут, что мы за ним.
– Могут. Но делать-то что?
– Кроме штурма есть ещё варианты?
– Штурм – не вариант. Убьют.
– Мы что-то делать будем? Или мы ничего не будем делать?
Внезапно в дверь постучали. Офицеры схватили оружие и заняли позиции по периметру комнаты.
– Я открою, – прошептал один.
Медленно и неслышно подошел к двери. Открыл засов. Осторожно, кончиками пальцев толкнул дверь. Через секунду – распахнул настежь.
– Анатолий Николаевич! Вы?!
На пороге стоял целый и невредимый Савельев. Он держался одной рукой за дверной косяк и улыбался.
– Что случилось? Почему они Вас отпустили? – наперебой восклицали сослуживцы.
– Я провел с ними воспитательную работу, и ребята поняли, что они неправы, – ответил Савельев, хитро улыбаясь.
Анатолий Николаевич так и не рассказал, как ему удалось вырваться из капкана. Он не любил объяснять, он предпочитал показывать.
Сложно сосчитать, сколько конфликтов он погасил и сколько жизней спас силой своего убеждения в одном только Карабахе. В сегодняшнем противостоянии Армении, Азербайджана и Нагорного Карабаха звучат пушки и «Грады». А политики в России обсуждают – кому должна помогать Россия в этом конфликте…
Говорить должны дипломаты на межгосударственном уровне. Если у них не получается, то переговорщики на местах. И нашей стране, уверен, не стоит занимать ту или иную сторону. Лучшее, что мы могли бы сделать – стать медиаторами конфликта. Но есть ли сейчас асы такого уровня, как Савельев?.. Ведь метко говорить бывает сложнее, чем точно стрелять.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment