Алексей Филатов (alfafilatov) wrote,
Алексей Филатов
alfafilatov

Category:

Наконец-то додумались до судебных запретов


Редкий случай, когда инициативу депутатов хочется поприветствовать. Осенью на рассмотрение Госдумы планируют внести законопроект, направленный на борьбу с так называемым «кибербуллингом». В нём предусмотрено создание нового правового института – судебного запрета. Такая процедура давно существует на Западе и крайне необходима в России. Причем не только как заслон от травли в интернете, но и в других сферах не только виртуальной, но и реальной жизни.

Замысловатое и непривычное для русского уха слово «кибербуллинг» означает травлю и преследование в интернете. Написал, к примеру, что-то, что оказалось не по душе другим интернет-пользователям, и понеслось… Комментарии, скабрезные мемы, волны негатива, насмешек, угроз и прочих мерзостей. Травля в сети есть, а вот закона о кибербуллинге до сих пор нет. Есть статьи за оскорбления (статья 5.61 КоАП), есть за распространение ложных данных и подрыв репутации (статья 128.1 УК РФ – «Клевета»), есть статья за «угрозу жизни» (статья 119 УК РФ). Но это общие нормы, под которые порой сложно подвести реальные случаи травли и преследования. Да и в случае, если и удастся привлечь обидчика, то по этим статьям он получит штраф. А дальше может продолжать…
И вот теперь предлагается сделать основной упор на правовые механизмы, которые позволят ограничить контакты агрессоров с жертвой. Это важное нововведение. Пока его рассматривают в связи с травлей в сети, но потом его следует распространить и на другие сферы. Например, в случае домашнего насилия или преследований так называемыми «сталкерами».
Простая история. Девушка встречалась с парнем и когда он сделал ей предложение, она поняла, что он – не её судьба. Получив отказ, он начал распространять интимные фото той, кого собирался назвать женой, разместил её фото и номер телефона на сайте знакомств с фальшивым предложением интим-услуг. Он делал всё, чтобы сделать её жизнь невыносимой. Остановить его и тем более привлечь к ответственности за такое преследование довольно сложно. Судебный запрет мог бы оградить её от обиженного мачо.
Или пример другой молодой женщины. В разводе, познакомилась в Тиндере с молодым человеком, договорились о встрече. После одного свидания в кафе поняла, что он её не интересен. Но мужчна так «влюбился», что получив отказ, начал преследовать свою зазнобу везде, где мог.
Таких преследователей называют «сталкерами». Нашел все её страницы в социальных сетях, выявил ближайший круг общения, поджидал её на мероприятиях, где она могла быть и даже нашел квартиру родителей, где она была прописана, но не жила. Звонил и писал сообщения во все мессенджеры, требуя встречи и упрямо предлагая свою «вечную любовь». Такая настойчивость пугала. Пришлось сменить телефон и удалиться из соцсетей. Но и это не помогало. Он искал и находил вновь и вновь. Это продолжалось больше года. Обращения в полицию не помогали – в объяснениях участковому он клялся в любви к этой даме, а по действующему законодательству органы правопорядка ничего не могут сделать с такими «маньяками». Передышку подарил серьезный убедительный разговор с другом этой барышни, закончившийся для сталкера сломанным носом. Не дает о себе знать уже два месяца. Но гарантии, что всё не возобновится нет. Кровь бунтует, а рука устала…
В этой ситуации, чтобы обходиться без сломанного носа и членовредительства, требуется судебный запрет. Но закон о нем пока существует в виде черновика.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment