Алексей Филатов (alfafilatov) wrote,
Алексей Филатов
alfafilatov

Categories:

Кому выгоден «гибридный терроризм»?

«Гибридный терроризм», как я назвал бы происходящее сегодня в Москве и Санкт-Петербурге, становится политической технологией, доступной не только государствам и крупным преступным сетям, вроде запрещенного в РФ «Исламского государства», но и всем, кому не лень.
Десятки электронных писем с угрозами о минировании зданий судов, учебных заведений, жилых домов и офисов силовиков в обеих столицах поступили только за последние две недели. Пик пришелся на конец прошлой недели - 28-29 ноября.Очередное анонимное сообщение с угрозой взрыва поступило в Пресненский районный суд Москвы.
В понедельник, 2 декабря, бомбы искали в ГУМе, ЦУМе, восьми районных судах, аэропортах «Домодедово» и «Шереметьево». В Санкт-Петербурге в тот же день проверяли суды, торговые центры, больницы, поезда метро.
Важно, что ни одно из сообщений о взрывных устройствах не подтвердилось. Но службы обязаны проверять подобные сигналы и пробуждение страха - одна из главных задач террористов - достигается независимо от того есть реальная угроза или нет. И если к действиям исламских радикалов мы привыкли, то корни этой атаки, судя по всему, могут находиться где-то в Украине или даже на территории России.
Злоумышленники, рассылающие письма о готовящихся взрывах, требовали вернуть им якобы похищенные бизнесменом Константином Малофеевым 120 биткоинов, которые хранились на криптовалютной бирже WEX. Биржа с оборотом $20-70 млн недавно сменила владельца и теперь, по данным «Коммерсанта», её контролирует боец ДНР Дмитрий Хавченко с позывным «Морячок». Хавченко связывают с Малофеевым. По словам «Морячка», как минимум $400 млн были выведены со счетов клиентов уже в момент покупки им актива. И теперь неизвестные угрожают терактами, требуя возврата денег.
С одной стороны, все эти сообщения оказались фейками и волноваться, вроде бы, нет смысла. Но не реагировать на такие сигналы спецслужбы не могут и не имеют права. Вдруг одно из десятков сообщений окажется достоверным? Права на ошибку нет.
В итоге, органы плотно нагружены работой по проверке анонимных сообщений и, учитывая нагрузку, могут оказаться неготовы вовремя отразить реальную угрозу. Кроме того, учитывая относительную доступность технологий производства взрывных устройств и средств дистанционного управления ими, угроза однажды может оказаться вполне реальной.
Но не стоит забывать, что Терроризм - это политика (!), основанная на применении насилия или угрозе его применения. А политика всегда преследует цели, выходящие за рамки конкретного действия: теракта или угрозы теракта. А значит, уместно задаться классическим вопросом из Римского права: Cui prodest? (Кому выгодно?). Владельцам «похищенных Малофеевым и Хавченко» биткоинов? Но кто же должен вернуть им похищенное? Судьи? Родители школьников? Владельцы аэропортов? Государство? Неправдоподобно.
Украинским спецслужбам, пытающимся любыми средствами дестабилизировать ситуацию в России? Например, нагнетанием страха терактов. Константину Малофееву и его соратникам? Ведь если он - причина таких угроз со стороны внешних сил, то это поднимает его статус «патриота» и борца с «врагами режима» со всеми вытекающими экономическими преференциями? Ведь не секрет, что для многих российских бизнесменов, оказавшихся в санкционных списках, этот их новый статус создал новые возможности по освоению бюджетов на Родине.
Или есть процессы, невидимые для сторонних наблюдателей и анонимные минирования - это повод для атак, например, на некие номенклатурные группы во власти или силовых органах? Только ответив на вопрос: «Cui prodest? - Кому выгодно?» можно остановить «минирования».
Так или иначе, ясно, что в данном случае мы имеем дело не с традиционным терроризмом шахидов, а с неким «гибридным», в основе которого информационная технология. Ужасно в данной ситуации то, что технология эта действительно опасна и слишком доступна.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment