Алексей Филатов (alfafilatov) wrote,
Алексей Филатов
alfafilatov

Categories:

Оперативно-технические эксперты в борьбе с терроризмом


История борьбы спецслужб с терроризмом зачастую преподносится в СМИ как действия спецназа, уничтожающего цели из укрытий или в прямом боевом столкновении, используя весь огневой арсенал, включая БТР и воздушную поддержку. При этом подмечено, что телевидение обычно выделяет эфирное время в соответствии с числом убитых или раненых. И можно утверждать, что эффектное телевещание мотивирует все более отвратительные, бесчеловечные теракты в попытке привлечь внимание общества, в котором постоянно порождаются страхи, питающие почву, на которой появляются уродливые сорняки и мутанты «энтузиастов и героев» террора.

За кадрами перестрелки и взрывов весьма редко можно увидеть другое оружие антитеррора – микроскопы, спектрометры, мощные компьютеры и другие офисные приборы, с которыми часто сутками напролет работают оперативно-технические сотрудники спецслужб, по крупицам добывая крохотные осколки и укладывая их в сложный пазл всей картины подготовки и проведения теракта. И когда в тиши кабинетов уложен последний осколок истины, вся эта картина становиться сетью, способной накрыть всех – исполнителей, изготовителей, финансистов и заказчиков страшного оружия терроризма, от которого гибнут люди, за мгновения до этого строившие планы, думавшие и мечтавшие о завтрашнем дне, где их будут ждать дети и родители, друзья и любовь… Но в следующее мгновение чья-то злая и беспощадная воля вырывает из жизни этих ни в чем неповинных людей и кидает их в страшную мясорубку террора, которая калечит и убивает всех без разбора, а часто и самих террористов-фанатиков, чью логику пытаются понять нормальные люди в надежде изобрести лекарство от этой эпидемии.

В 1988 году звон рождественских колоколов, всегда радостный и мирный, теперь звучал с глубокой скорбью для пассажиров и членов экипажа рейса № 103 авиакомпании «Пан Америкен». 21 декабря в 7 часов вечера бомба пробила отверстие в передней части фюзеляжа «Боинга-747», когда самолет достиг крейсерской скорости на высоте 9,500 км над Шотландией. Ошеломленные авиадиспетчеры в лондонском аэропорту Хитроу наблюдали, как самолет исчезает с экранов радаров, на которых затем появились маркеры от разбросанных в воздухе обломков и горящего топлива, которые обрушились на маленький городок Локерби. Кроме 270 человек, находившихся на борту, в тот день погибли 11 жителей Локерби. На следующий день сотрудники спецслужб ведущих стран мира временно приостановили планы своих отпусков, узнав, что среди погибших были их коллеги.



Специалисты по антитеррору быстро пришли к выводу, что это был теракт, хотя личности преступников, их мотивы были неизвестны. Подробности стали появляться в течение последующих недель, когда следователи собрали сведения и доклады оперативных и технических сотрудников, данные радиоэлектронной разведки, и фрагменты самолета.



Бомба была спрятана в магнитоле Toshiba, модель RT-SF-16, её фрагменты, детали и даже руководство по эксплуатации были обнаружены в обломках грузового контейнера, где, как выяснили эксперты и произошел взрыв.

По найденным следам пластиковой взрывчатки «Семтекс» эксперты подсчитали, что было около 400 граммов этого вещества, которое пробило полуметровое отверстие в фюзеляже самолета. Через несколько секунд после взрыва в самолете произошла декомпрессия, началось разрушение обшивки, и оторвалась носовая часть. Но еще более загадочным, чем наличие взрывчатки «Семтекс» или магнитола «Toshiba» были остатки от коричневого чемодана «Samsonite». Тесты показали следы «Семтекс» на фрагментах чемодана, что свидетельствовало о его страшном содержимом. Тем не менее, ни один такой чемодан не был проверен в качестве багажа на Мальте, отправной точки багажного контейнера, в котором произошел взрыв над Шотландией. Следователи не смогли «привязать» эти коричневые куски чемодана ни к одному из пассажиров на борту самолета.

С самого начала эксперты сосредоточили внимание на взрывчатке «Семтекс» и в центр внимания попали палестинские террористические группы, базирующиеся в Сирии, которые до этого использовали бытовую электронику в качестве носителя взрывчатки. Иранские террористы также использовали это взрывчатое вещество, и потому следователи начали пристально изучать гражданина Ирана, находившегося на борту авиарейса из Франкфурта в Лондон, который вышел из самолета перед последним перелетом из Лондона в Нью-Йорк.

Специалисты понимали, что же произошло, однако исследование огромного поля обломков дало немного сведений о том, кто это сделал, и как бомба была помещена в авиалайнер. Через 18 месяцев местный житель на расстоянии 180 км от эпицентра падения наткнулся на остатки футболки с надписью «Дом Марии», небольшого магазина в порту города Слима на Мальте. В кусок от футболки вплавился фрагмент электронной платы, размером с почтовую марку. Это крохотный вещдок в конечном итоге привел к распутыванию террористического заговора, к его исполнителям и заказчикам.

За несколько лет до трагедии в Локерби, в республике Чад, бывшей французской колонии, служба безопасности во время ареста и обыска подозреваемого в шпионаже нашла в его чемодане радиоприёмник с небольшим количеством взрывчатки «Семтекс» внутри.

Не имея возможности для проведения технической экспертизы, это устройство было передано ЦРУ, специалисты которого неожиданно для себя отметили сложную схему взрывателя. Электронная часть бомбы управлялась пейджером, изготовленным швейцарской фирмы MEБO.

Несколько лет спустя, осенью 1986 года, в Того, местные власти обнаружили тайник террористов с оружием и пригласили американских специалистов для изучения находок.

Среди кучи старого оружия и боеприпасов выделялись два современных таймера, один из которых отдел экспертиз ЦРУ получил для анализа. Как и найденное в Чаде, это устройство также указывало на швейцарскую фирму MEБO.

В феврале 1988 года два сотрудника ливийской разведки были сняты с рейса и арестованы в Дакаре, столице Сенегала. Среди предметов в одном из портфелей этих пассажиров был бесшумный пистолет, боеприпасы, четыре блока тротила, и два блока пластиковой взрывчатки «Семтекс» вместе с таймером. Местные власти разрешили экспертам ЦРУ сфотографировать таймер. Эти фотография, как и таймеры из Чада и Того, оказались в экспертной лаборатории ЦРУ. В детальном отчете о каждой находке говорилось о сходных принципах в конструкциях взрывных устройств и отмечалось швейцарское происхождение электронных компонентов. Отчеты поместили в архив, как не имевшие в то время непосредственного оперативного значения.



Потом произошла трагедия с рейсом «Пaн Америкен». К сентябрю 1989 года шотландские следователи побывали в магазине «Дом Мэри» на Мальте, на что указывал клочок безрукавки. Владелец магазина вспомнил клиента, который купил футболку и описывал его, как человека с Ближнего Востока, который покупал товар без разбора и без учета размеров, как если бы он просто пытался заполнить чемодан.

Шотландские следователи по-прежнему с большим трудом продвигались в исследовании крошечного кусочка электронной платы на клочке футболки. Было невозможно соотнести этот фрагмент с частью самолета или известных электронных компонентов, и они послали фотографию фрагмента в ФБР, где после 6 месяцев изучения получили разрешение показать фото другим спецслужбам США. Первый же визит специалиста ФБР в ЦРУ оказался удачным – эксперты обеих спецслужб сразу обратили внимание на зеленое защитное покрытие электронной платы, которым во время производства радиодеталей обычно покрываются места, где пайка не требуется.

В ЦРУ уже раньше видели такую конструкцию. Зеленое покрытие пайки, а также особые срезы контура электронной платы соответствовали предыдущим отчетам об устройствах, найденных в Того, Сенегале и Чаде. Все они указали на швейцарскую фирму МЕБО. Это уже было отправной точкой расследования, хотя и по-прежнему весьма шаткой. Теперь американские и английские спецслужбы начали масштабное расследование, опираясь на информацию о компонентах, найденных на «африканских» платах.

Спецслужбы отследили компоненты, и по кварцу таймера вышла на фирму, которая подняла свои записи, показавшие, что сотня кварцев была продана в MEБO. Далее следователи уже прибыли в МЕБО, где им сообщили об изготовлении десяти таймеров в пластиковом корпусе и десять без корпусов.

Таймеры назывались «MST-13» и были сделаны специально по заказу министерства обороны Ливии. Точность таймера позволяла установить задержку взрыва до 10.000 часов, что обеспечивалось наличием кварца. Этот был тот самый таймер из чемодана «Samsonite», попавший на борт авиарейса из Мальты во Франкфурт. В Германии багажный контейнер с чемоданом был направлен на другой рейс, на Лондон, где его поместили в самолет «ПанАмерикен» на рейс 103. Этот таймер был специально создан для задержки момента взрыва на много часов.

На основании собранных доказательств, следователи пришли к выводу, что таймер был установлен с целью срабатывания над Атлантикой. Однако плохие погодные условия в аэропорту Хитроу и сильные ветры задержали полет рейса № 103 над Шотландией. Если бы самолет взлетел по расписанию, как и планировалось, бомба была бы взорвана над океаном, и все доказательства, вероятнее всего, были уничтожены или потеряны навсегда.

С помощью этих открытий, подозрения от сирийцев и палестинцев падали теперь на ливийское правительство. Оперативным путем были получены имена офицеров ливийских спецслужб, которые стояли за взрывами рейса 103. Первый, Аль-Меграхи, был установлен в качестве покупателя в магазине «Дом Мэри», где приобрел футболку и другую одежду, использованную для заполнения чемодана со взрывчаткой «Семтекс». Второй ливиец, Фимах, в качестве оперативного прикрытия работал в Ливийской Арабской авиакомпании в аэропорту Мальты. Это давало идеальные условия для размещения коричневого чемодана «Samsonite» в грузовом отсеке самолета.

«Семтекс» впервые был изготовлен в Чехословакии в 60ые годы. Во время пресс-конференции в Лондоне, имевшей широкое освещение в СМИ, чехословацкий президент Вацлав Гавел сообщил архивные данные о продаже около 1000 тонн «Семтекса» Ливии.

В 1992 году выводы расследования, прямо указывающие на Ливию, были представлены Совету безопасности ООН. На Ливию были наложены санкции, и переговоры с ливийским правительством затянулись на долгие 6 лет. Только в 1998 году, когда санкции стали настоящим экономическим бедствием для страны, ливийцы согласились передать суду двух своих граждан.

Судебный процесс проводился в Нидерландах, на месте бывшей американской военной базы «Зейст», на которую на время суда распространялась юрисдикция Шотландии.


Макет размещения бомбы в чемодане «Samsonite»

Во время суда таймеры были ключевыми доказательствами причастности двух ливийских офицеров к взрыву на борту рейса 103. Согласно шотландскому закону, в ходе суда защите необходимо было показать, как следователи вышли на таймер. Это ставило экспертов ЦРУ в сложную ситуацию, вся профессиональная деятельность которых велась под прикрытием, что было обязательным для сотрудников разведки. И теперь руководитель экспертной группы, старший офицер разведки, должен был появиться на открытом слушании в международном суде в качестве одного из главных свидетелей обвинения.

Понимая всю важность международного процесса над террористами, ЦРУ обеспечило безопасность выступления своего главного эксперта, а также предложило беспрецедентную помощь суду, где в случае необходимости могли дать показания два бывших резидента ЦРУ, а также были бы зачитаны содержания секретных оперативных телеграмм американской разведки.

В результате показаний эксперта ЦРУ, суду были представлены ключевые доказательства, показавшие путь расследования, который начинался в Швейцарии на фирме МЕБО, проходил через Африку, и трагически заканчивался в сельской местности в Шотландии. Старший офицер американской разведки оказался единственным свидетелем, который смог предоставить неопровержимые улики в этой детективной истории, которая началась с крохотной части пластмассы, найденной случайно в 180 км от места падения самолета.

В конце судебных слушаний уже не оставалось сомнений в том, что таймеры, изготовленные MEБO, оказались у ливийского правительства. Последними техническими свидетельствами явились показания двух служащих корпорации «Toshiba», которые подтвердили, что в 1988 году Ливия купила 20.000 кассетных магнитофонов той же самой модели, в которой скрывалась бомба для рейса № 103.

В заключительном судебном документе говорилось:
Доказательства, которое мы рассмотрели на этом заседании, не оставляют у нас сомнений в том, что причиной крушения был взрыв самодельного взрывного устройства, которое содержалось в внутри радио магнитолы «Toshiba», находившейся в чемодане «Samsonite» коричневого цвета вместе с другими предметами одежды, которая была куплена в «Доме Мэри», гор Слиема, Мальта, и что инициирование взрыва было вызвано при помощи таймера «MST-13».

Суд признал Аль-Маграхи виновным в подготовке и проведении теракта и приговорил его к пожизненному заключению, а его помощник Фимах за недостатком доказательств был освобожден. Была выдвинута версия, согласно которой ливийские власти приказали своим офицерам устроить диверсию, чтобы отомстить за американскую бомбардировку городов Триполи и Бенгази в 1986 году.


Памятник в Локерби жертвам теракта

В августе 2002 года правительство Ливии признало свою ответственность (редчайший случай) за катастрофу над Локерби и в 2008 году перевела 1,5 млрд. долларов в фонд жертв теракта.
Tags: Терроризм, Шпионы, изобретения, история, спецслужбы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments