?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
#ЛЮДИ_А Случай в «Шереметьево»
alfafilatov
10 декабря 1997 года. Аэропорт «Шереметьево-1». Самолет Ил-62М, следующий по маршруту Магадан-Москва, уже шел на посадку, когда пилоты сообщили: на борту находятся террористы, которые требуют 10 миллионов долларов, дозаправку и перелет в Швейцарию. В противном случае обещают взорвать самолет вместе с 142-мя пассажирами и 13-ю членами экипажа.

«Альфа» во главе с первым зам. начальника Группы Александром Мирошниченко, экстренно выехали на место. По команде «В ружье» в аэропорт «Шереметьево-1» помимо сотрудников «Альфы» были направлены дополнительные силы милиции, спасатели МЧС, пожарные, около десятка бригад «скорой помощи» и другие силы. Ситуация была очень напряженная. Министерство иностранных дел оперативно уведомило об инциденте посольство Швейцарии в Москве. Сотрудники посольства подтвердили готовность оказать любую помощь в выдаче виз и разрешении пролета самолета в Швейцарию.

В «Альфе» тренировки по выполнению заданий по освобождению заложников на транспорте проводятся тысячами часов. Бойцам нужно проникнуть в самолет и обезвредить террористов максимум за восемь секунд. Главная задача «Альфы» - спасти жизни заложников.

Как только Ил-62 приземлился в Шереметьево его немедленно сопроводили на рулежную площадку №1 НИИ гражданской авиации — подальше от регулярных рейсов. Руководитель операции Мирошниченко запросил разговор с террористам, который выдвинули условие: «Десять миллионов долларов и перелет в Швейцарию. Иначе убью всех». Стало понятно, что террорист один, поскольку изначально была информация, что на борту находится от четырех до шести террористов. Именно такую информацию передал командир лайнера Владимир Бутаков, разговоры которого контролировал находившийся в кабине преступник.

В оперативном штабе, приняли решение: в самолет отправится командир оперативно-боевого отдела «Альфы» Александр Алёшин с задачей обезвредить террориста и вывести из самолета всех людей.

Высокий, хорошо сложенный, в куртке авиамеханика, Алёшин направился к машине-трапу. У террориста не должно было возникнуть ни малейших сомнений, что перед ним — не сотрудник спецназа, а обычный инженер аэропорта, который вступит в технический контакт с террористом. Но как? Ведь «механик» будет находиться снаружи, а террорист и полторы сотни заложников заперты внутри. Легального повода проникнуть внутрь в обще-то нет! План, разумеется, был. Но что-то пошло не так.

К Алёшину подбежал какой-то человек в такой же куртке авиамеханика и начал что-то говорить. Уже через минуту оба сели в машину-трап.
— Это же Савельев! Почему сам пошел? — удивился Мирошниченко.
Полковника Анатолия Николаевича Савельева, начальника штаба Группы «А», своим узнать было легко даже издалека: крепкий, приземистый. Он размашисто хлопнул Алёшина по плечу и сделал жест рукой: «залезай в машину».
— Ну кто его просил! — воскликнул Мирошниченко. — Понеслась…
Однако попробуй остановить самого Савельева, который в Группе с ее первого дня, прошедшего «огонь, воду и медные трубы» пользовался огромным авторитетом.
— Слышишь, друг, сейчас подъезжаем, и ты как можно дольше стыкуйся с самолетом, понял меня? Как можно дольше — скомандовал Савельев водителю машины-трапа. — Саня, готов?

Алёшин кивнул и улыбнулся. Машина начала стыковку. Они увидели заплаканные и напряженные лица заложников. Перепуганные люди смотрели на них из иллюминаторов. Вдруг Савельев спрыгнул с машины, подбежал к самолету и закричал:
— Товарищи пассажиры, трап подан. Покиньте самолет, не задерживайте работу аэродрома!
Этот выкрик Савельева произвел удивительный эффект. Террорист вдруг дал стюардессам команду открыть дверь и выпускать пассажиров. Люди вскакивали с мест и торопились на выход. Сработало!

«Дайте мне знак, когда появится террорист, кашляните» - незаметно шепнул Савельев одному пассажиру, удержав его за локоть. Тот кивнул. Пассажиры спускались по трапу, вышел последний, а знака так и не было. Савельев и Алешин переглянулись. «Внутри засел, гад» - шепнул Алешин. Внутри оставались члены экипажа. Пассажиров пригласили в подошедший автобус. Савельев скомандовал - «Пошли. Действуем согласно плану».

Кабина пилота была пуста. Алешин и Савельев ступили на борт и оказались в коридоре. Перед ними, через семь рядов, на пассажирских креслах сидели пилоты и стюардессы, в проходе за ними - стоял пожилой мужчина. В руках держал пластиковый пакет. Из-под пальто в пакет тянулся провод.

«Почему сидите?» - с удивительно естественным негодованием произнес Савельев, обращаясь к членам экипажа, словно не замечая террориста. Пилоты молчали, а напуганные стюардессы начали как одна понимать глаза кверху - делая знаки на стоящего за ними. «Мужик, а ты чего встал? Самолет сейчас убирать будут, бригада уже приехала, не задерживай, выходи» - рутинно-развязно в тон Савельеву проговорил Алешин.

И террорист послушно пошел. Прошел коридор самолета. Свернул к выходу. Савельев и Алешин подхватили его сзади. «У меня горячая рука, горячая рука!» - закричал мужик. «Что там у тебя с рукой?» - переспросил Савельев и резким жестом распахнул пальто. Увидел провод. Дернул. Провод оборвался. Ничего не произошло. Муляж.

В «Альфе» учат определять психотип террориста и исходя из этого принимать решение, как правильно его обезвредить. Полковник Савельев уже на этапе переговоров понял - перед ними мягкий и нерешительный человек. Он мямлил, не мог четко отвечать на вопросы. Таких надо брать напором. С преступниками других психотипов такая тактика бы не сработала. Первым распознав этот психотип, Савельев принял самое рациональное решение – вместо того, чтобы ставить задачу кому-то (а обстановка в самолете уже сильно накалялась) – включился в нее сам.

Это потом выяснилось, что взрывное устройство террориста состояло из электрического выключателя и провода, который уходил в пластиковый пакет с случайными предметами, которые создавали иллюзию взрывного устройства. Это потом была установлена личность террориста - им оказался 77-ти летний психически нездоровый пенсионер с Колымы безуспешно обивавший пороги местных чиновников, предлагая свои проекты реформирования мировой торговой системы. И тогда непонятый гений решил улететь через Швейцарию на Кубу. Но все это стало известно уже после...