Алексей Филатов (alfafilatov) wrote,
Алексей Филатов
alfafilatov

Categories:

ПЕРВАЯ БОЕВАЯ СПЕЦОПЕРАЦИЯ ГРУППЫ «А»

Обычным мартовским днем 1979 года сотрудник консульского отдела посольства США в Москве г-н Р. Прингл проводил на территорию неизвестного «с целью получения информации». Собственно, и это тоже рядовое событие для работы консульского отдела посольства. Посольская охрана тоже пребывала в спокойствии, поскольку согласно инструкции, даже не имеет права останавливать тех, кто проходит в сопровождении дипломата. Но дальше все перевернулось в один момент. Едва войдя в помещение консульского отдела посольства, неизвестный гражданин расстегнул куртку, положил руку на кольцо, шнуром привязанное к взрывному устройству, и заявил сопровождавшему его дипломату:

— Если мне не предоставят убежища в Соединенных Штатах Америки, мы с вами вместе взлетим на воздух!
Для подтверждения того, что это не шутка, он добавил, что у него на поясе два килограмма тротила.
Американский дипломат, используя свой профессиональный опыт сообщил внезапно проявившемуся террористу, что к сожалению, он не может единолично принимать такие решения, что нужно доложить руководству, и тут же покинул помещение.
Дальше цепочка передачи информации была вполне прогнозируемой. Посольство США, исходя из нештатной ситуации обратилось за помощью в МИД СССР. Оттуда, в свою очередь, перезвонили в КГБ. А от руководства КГБ в подразделение «Альфа» пришел короткий приказ: «Снять проблему!».

Изначально задача казалось очень простой: прибыть в посольство США, вступить в переговоры с террористом и нейтрализовать его.
На переговоры направилась группа из трех сотрудников «Альфы». В центре шел руководитель группы Геннадий Николаевич Зайцев, справа Сергей Александрович Голов (мастер спорта по самбо), слева — Михаил Васильевич Соболев (мастер спорта по боксу).
В помещении консульского отдела они увидели молодого, сильного, русоволосого мужчину, который стоял к ним вполоборота. Это и был террорист – Юрий Власенко.

В этот же момент, первый секретарь американского посольства, решив, наверное, что самое время, быстренько ретировался из помещения.
Оглядев группу прибывших, он недовольно хмыкнул и пробурчал:
— Пусть двое уйдут. Говорить буду только с руководителем.
При этом он кивнул в сторону тех, кто стоял слева и справа от Зайцева – дескать им уходить. И чтоб никто не сомневался тут же продемонстрировал готовое к действию взрывное устройство на поясе.
Вот таков был первый контакт с террористом.
Но и дальше все оказалось не проще.
Геннадий Николаевич Зайцев быстро оценил взглядом размещенный на животе террориста, сделанный из нержавейки корпус для приведения заряда в действие.

Кольцо взрывного устройства он напряженно держал в правой руке.
— Ты кто? — подозрительно спросил террорист Зайцева.
Геннадий Николаевич представился сотрудником консульского управления МИД.
Но доверия от этого у террориста не прибавилось, и он потребовал показать документы.
А документов МИД у Зайцева не было.
И это создавало очередную сложность.
— У меня нет документов, — сказал Геннадий Николаевич, на ходу придумывая версию, почему их у него нет.
— Видите ли, посольство является территорией США, а при пересечении государственной границы нам, сотрудникам МИД, не положено иметь служебные документы, - добавил Зайцев.
И террорист, кажется, поверил (хотя в такой ситуации мог и не поверить).
Более того, выслушав требования террориста, и проведя таким образом разведку, Геннадий Николаевич под предлогом согласования вопросов, покинул кабинет консульского отдела (а ведь мог и не покинуть, и по требованию террориста остаться в заложниках).
Оставшись в помещении один и видя, что его требование не выполняется, Юрий Власенко начал кричать и угрожать взрывом.
В это время против террориста были применены гранаты со слезоточивым газом. В замкнутом помещении слезоточивый газ должен был вывести Власенко из строя. Но спецназовцы уже имели возможность визуально оценить, что преступник физически очень крепкий. Он схватил со стола бутылку и разбил ею окно, впустив в помещение поток свежего воздуха.
Понимая, слезоточивым газом террориста «выкурить» из помещения не удалось, вторая группа спецназовцев во главе с заместителем начальника Робертом Петровичем Ивоном, пошла в обход, пробираясь к террористу через другое помещение и… нос к носу столкнулась с Власенко.

Террорист, принял эту группу, в которой вместе с Ивоном были М.Я. Картофельников, В.И. Филимонов и В.Н. Шестаков, за простых парней из милиции.
Вот так по существу началась вторая фаза переговоров с террористом.
Вернее, это была исповедь Власенко.
Видя пере собой таких же простых парней как он сам, Власенко рассказал им всю свою жизнь. И о том, как он работал в торговом флоте. И о том, что он пишет стихи, но на журфак университета не взяли, потому, что там все «по блату». И о том, как работал на унизительной должности дворника. И о том, как взял схему взрывного устройства у военно-морского атташе США, с сыном которого совершенно случайно познакомился. И о том, что в СССР в 23 года для него кончена. Поэтому ему надо уехать в Америку.
Старший группы Ивон был уверен, что этому парню надо дать выговориться, надо дать возможность «спустить пар», и убедить Власенко, что его проблемы – это обычные проблемы любого среднестатистического человека, а в 23 года – жизнь только начинается.
Но у руководства КГБ было другое мнение. Оно требовало «снять проблему» как можно быстрее.
И снайпер давно готов был сделать выстрел, но не мог, потому, что рядом с террористом постоянно были его товарищи-спецназовцы (Ивон вел переговоры с Власенко более часа).

И как только переговорщики отошли от террориста, снайпер С.А. Голов сделал два выстрела в правую руку Власенко.
По замыслу спецназовцев рука террориста после этих выстрелов должна была повиснуть как плеть (а снайпер был по специальности врач). Но и здесь проявилось недюжинное здоровье Власенко. Он дернул кольцо, и произошел мощный взрыв. Он скончался по дороге в больницу от полученных травм, несовместимых с жизнью.
Позже выяснилось, что во взрывном устройстве террориста не сдетонировал третий, самый мощный отсек заряда. Если бы он сработал, то встряхнуло бы все посольство. А про спецназовцев, которые располагались не далеко от террориста, говорили, что благодаря отказу этого отсека заряда, они просто родились в рубашке.

Операция была признана удачной. Таковой в «Альфе» считается - отсутствие жертв среди заложников. А с террористами, к сожалению, не всегда, удается «разойтись миром». Хотя спецназовцы стремились захватить Власенко живым.
Но любая операция (а это была первая боевая операция «Альфы»), после ее завершения, в подразделении всегда тщательно анализируется. И в любой даже самой удачной операции находятся ошибки, и вырабатывается решение как их не допустить впредь.
Председатель КГБ СССР Ю.В. Андропов также следил за ситуацией и указал Группе «А» на отсутствие четкого тактического плана действия, вытекающего из конкретной обстановки, на неумение на месте достаточно быстро принимать необходимые самостоятельные решения, в результате чего «операция недопустимо затянулась».
Но в повышенном внимании начальства есть и свои плюсы.
Руководство понимало, что дело не только в нерасторопности спецназа. И после теракта в посольстве США Группы «А» не только оснастили современным оружием, спецсредствами и средствами защиты, но и снабдили формой различных ведомств и документами к ней.





Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment