Алексей Филатов (alfafilatov) wrote,
Алексей Филатов
alfafilatov

Category:

#Люди_А. 1990. Сухуми. Психология «Альфы» vs психология преступников



11 августа, исполняется 29 лет со дня захвата заложников в СИЗО города Сухуми. Это была сложная, но при этом ставшая «эталонной», операция. О ней много сказано и написано, но до сих пор в ней много того, что следует осмыслять.

Красивые кадры художественных и документальных фильмов со спецагентами, которые десантируются без парашюта, стрельба с двух рук и отлаженная работа снайперов – это не только подготовка на уровне супергероев. Это, в первую очередь, детальное планирование и знание человеческой природы. Точнее, преступников и их психологии.

Сегодня я хочу посмотреть на ту историю с точки зрения психологии преступников, захвативших изолятор временного содержания. Уверен, во многом именно это понимание и знание психологии позволили тогда подразделению «А» вместе с краповыми беретами провести операцию как по нотам.

Напомню только некоторые вводные данные. 11 августа 1990 года в СИЗО города Сухуми семеро заключенных камеры №7 напали на сотрудника милиции, который в нарушение правил, открыл камеру без напарника, чтобы передать ведро, швабру и тряпку для уборки. Двое из сидельцев были приговорены к смерти – терять им было нечего. Милиционера, а также прибежавшего ответственного по изолятору, зеки взяли в заложники, завладев ключами от других камер. Открыв одну из камер, они не поверили своим глазам: одна из них была забита оружием (3000 единиц), другая – боеприпасами. Откуда они взялись? Перестройка, в стране накалялась атмосфера, возникали первые предпосылки к межнациональным конфликтам – республиканское МВД изымало оружие у местного населения.
В общем, через несколько минут более 70 уголовников были вооружены до зубов. Возник план – вырваться на свободу. Но здание было заперто снаружи. Итак, более 70 вооруженных опытных преступников, имеющие лидеров (двоих особо опасных преступников, приговоренных к высшей мере наказания) и… заложников.

Крики и стрельбу в СИЗО слышали многие. В городе нарастает паника. К зданию стягивают силы милиции. К стенам изолятора пришли родственники заключенных и родственники жертв, сидящих в изоляторе преступников. Руководство милиции совещается: стоит ли штурмовать? Пока принимается решение, проходит два дня, за которые преступники получают доступ к документам администрации и вычисляют так называемых «наседок» – сокамерников, сотрудничающих с администрацией СИЗО. Так у преступников возрастает количество заложников.

К исходу 13 августа местные власти признают своё бессилие: зеки не готовы сдаваться, а опасность нарастает. Бунтовщики бьют и запугивают заложников. Стоит признать, что психологическое преимущество в этот момент на стороне заключенных, захвативших изолятор. Они держат в напряжении весь город, включая власти и правоохранительные органы. И они чувствуют это.

14 августа прилетают несколько десятков сотрудников антитеррористического подразделения «Альфа» во главе с легендарным Виктором Карпухиным. Так же в город прибывают 27 «краповых беретов» во главе с подполковником Сергеем Лысюком. Но что делать – пока не ясно.

Мои читатели, наверное, знают, что норматив группы «Альфа» на штурм самолета, захваченного террористами – всего 8 секунд. За это время надо не только обезвредить преступников, но и сберечь жизни – свои и заложников. Так вот пиковый момент спецоперации часто длится секунды, даже не минуты. Но этому предшествуют часы или даже сутки анализа, разработки сценариев и подготовки.

СИЗО – это крепость. Брать её штурмом – риск для жизни заложников. Главная задача – выманить преступников наружу. Это возможно только одним способом – пообещать им транспорт. Но они требуют БТР или вертолет на крышу изолятора. Им сообщают, что крыша не выдержит и обвалится. И в качестве уловки предлагают посадить вертолет перед зданием администрации города, куда они смогут подъехать на автобусе. Брать преступников предполагается тогда, когда они будут в автобусе.
Руководство МВД, которому подчиняются береты, против – будет стрельба, жертвы, а многие из служивых – солдаты-срочники. И это как раз психология. Иметь все властные полномочия – не значит иметь способность брать на себя ответственность. Альтернатив проведения операции нет.

Карпухин принимает решение обратиться напрямую к председателю КГБ Владимиру Крючкову по телефону.
- Нужно штурмовать изолятор, но милицейское руководство против…
- Вы считаете, можно провести операцию чисто?
- Да, - уверенно отвечает Карпухин. Он рисковал погонами, репутацией подразделения и жизнью, ведь командиры в «Альфе» всегда идут впереди.
- Берите руководство операции на себя, - ответил ему Крючков.
Сергей Лысюк также отдает приказ своим участвовать в операции, несмотря на запрет своего руководства. Берет ответственность на себя. Сейчас психологи сказали бы, что мы наблюдали феномен «ситуативного лидерства».
Я думаю, именно в этот момент операция начала становиться успешной. У операции теперь были ясные варианты сценариев и лидеры, берущие на себя ответственность за принятие решений.

Уголовники были убеждены, что контролируют ситуацию. Они понимали, что готовится штурм и предпринимали меры безопасности: у каждого окна по 5-6 ружей, оба лидера закрыты заложниками и другими преступниками так, что снайперы не достанут. Понимали, но чувствовали, что психологически ситуацию до сих пор контролируют они. И это был просчёт.
Здесь отчетливо видны все ключевые особенности личностей преступников, которые выделяются психологами:
- Плохая социальная приспособленность и неудовлетворенность своим положением в обществе.
- Импульсивность, которая проявляется в сниженном самоконтроле своего поведения, необдуманных поступках.
- Нравственно-правовые нормы не оказывают на их поведение существенного влияния.
- А ещё… неумение встать на точку зрения другого, посмотреть на себя со стороны.
- В результате правильная оценка ситуации у них еще более затрудняется, поскольку поведением управляют аффективные установки.

Дальше было то, что неоднократно описано: сложная, хорошо проработанная операция. Бандитам пообещали транспорт и предоставили микроавтобус. Спустя три часа 11 человек загрузились в «Рафик» и прогремел взрыв. Три группы окружили движущийся микроавтобус. С «Рафиком» было покончено, наверно, за минуту. Тем временем начался штурм здания. До этого державшие из застенков в страхе город бандиты от испуга начали расползаться по камерам, побросав оружие. Итог – освобождение заложников. Один раненный альфовец – Игорь Орехов. И раненный в ногу солдат Лебедь.

Сейчас, спустя 29 лет, задумываюсь не только о самом процессе освобождения заложников, но и психологическом аспекте: благополучный исход операции решился в момент, когда преступники потеряли психологическое доминирование над ситуацией. То есть, когда Карпухин взял на себя ответственность за весь ход событий. А это у него заняло даже меньше времени, чем норматив «Альфы» по освобождению самолета.
Tags: #Люди_А
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments