Алексей Филатов (alfafilatov) wrote,
Алексей Филатов
alfafilatov

Category:

Кто, где и как разводит «жучков»


История тайной электронной борьбы Востока и Запада в годы холодной войны имеет массу примеров «разведения жучков» в самых неожиданных местах, от ботинок посла великой державы перед секретным совещанием до целых зданий, построенных из смеси бетона с невероятным количеством радиоэлектронных, оптических, сейсмических и даже химических специальных систем. Практически в каждом таком случае полно как драматических, так и курьезных моментов, стоивших исполнителям не только наград, но и здоровья, упущенной карьеры, а иногда утраченного семейного благополучия.

Вот несколько историй, одна из которых произошла в начале сурового 1980 года, когда весь Запад обрушил на СССР шквал критики после ввода советских войск в Афганистан. Не остались в стороне и диаспоры, в первую очередь исламские, проводившие ежедневные пикеты и осады советских дипломатических и торговых представительств. МИД разослал директивы и велел готовиться к нападениям экстремистов. Москва требовала обеспечить безопасность советских служащих, их семей, проверить и укрепить защищенность зданий и резиденций, связаться с руководством местных полицейских участков для вооруженной обороны в случае прямой атаки террористов.

В один из таких тревожных и полных суеты дней в здание одного из советских консульств в США прибыл сотрудник местного отделения ФБР, официально отвечавший за его безопасность. Вместе с офицером безопасности КГБ консульства они ещё раз осмотрели все подходы к зданию, наспех укрепленные двери и окна и покрутили ручки видео мониторов. Представитель ФБР назвал точное время и дату предполагаемой демонстрации обучавшихся в местном университете иранских студентов, которая могла перейти в прямое нападение и захват советского здания. Однако ФБР пообещало защитить советское здание специальными силами полиции. В числе советов, как себя вести перед разъяренной толпой, рвущейся внутрь, сотрудник ФБР велел держаться тихо, скромно, но с достоинством, что должно быть обязательно зафиксировано видео камерами для последующих разборок действий атакующей и обороняющейся сторон.

Старенькие видео камеры «Sanyo», которые использовались в советском консульстве, работали на пределе своих возможностей, и теперь представился подходящий повод для их замены, не выпрашивая денег у МИДа, как было раньше. Отвечавший за это дело молодой оперативно-технический сотрудник КГБ, позвонил в представительство «Sanyo» и попросил Джо, своего хорошего знакомого-менеджера, срочно привести новые видеокамеры. «Фирмач» ответил бодрым и уверенным О’кей.

Но через два часа голос Джо уже не был таким уверенным. Оказалось, что для советского друга видео камер «Sanyo» на складе нет, и придется ждать две недели до следующей поставки. При этих словах сердце молодого чекиста замерло, а душа стала медленно сползать в сторону пяток. Но добрый дядя Джо (так его называл маленький сын офицера КГБ) одной фразой восстановил душевное состояние технического чекиста, предложив взамен имеющиеся на складе видео камеры RCA американского производства. На слабое возражение по части разъемов и типа крепления, Джо заверил, что камеры RCA идентичны стандартам Sanyo, что даёт возможность советским друзьям мгновенно поставить их на имевшиеся кронштейны и сразу подключить к охранной видео системе.


Видеокамеры главного входа в советское представительство

В конце дня новые камеры были доставлены и установлены вокруг главного входа лично счастливым техником КГБ, за всеми действиями которого наблюдало несколько сотрудников американской «наружки», круглосуточно дежуривших в автомашинах, припаркованных на соседних улицах.
В день «Х» первыми прибыли полицейские и грудью встали на защиту фасадной стороны здания консульства. Через несколько часов маленькая улочка перед консульством уже была блокирована молодыми иранцами числом около тысячи, яростно выкрикивающими непонятные лозунги, обращенные то к невозмутимым полицейским, то в сторону советского здания, а иногда друг к другу. Через несколько часов студенты устали и потихоньку разошлись по своим делам.
Через несколько дней, когда все страсти улеглись и работа консульства вернулась в обычную колею, техник КГБ вновь оказался в состоянии транса. Причиной был офицер-пограничник охраны консульства, который жил в городе и утром, по дороге на работу, проходя мимо одной из автомашин «наружки» (которые, кстати, уже давно стали привычными элементами пейзажа), заметил внутри автомашины небольшой телевизор. На экране телевизора «наружки» была точно такая же картинка, как и на мониторах системы охранного видео наблюдения! Этот невероятный феномен был предметом долгих разборок, переходящих в яростные споры. Все технические специалисты сошлись на том, что камеры «лучат» в эфир какой-то сигнал, который сотрудники ФБР могли принимать на свои автомобильные телевизоры. В довершении всего «добрый дядя Джо» в приватной беседе с техником КГБ за рюмкой «Столичной» (знак благодарности за помощь с камерами) шепотом поведал чекисту о визите сотрудников ФБР и деликатном допросе о видео камерах, которые американские контрразведчики показывали на сделанных заранее фотографиях.


Видеокамера RCA с передатчиком и антенной


Всё сошлось как в пазле, когда в одной из новых камер RCA был обнаружен небольшой «жучек» - маленький радиопередатчик, размером чуть толще пластинки жевательной резинки, помещенный в черный металлический корпус (без какой-либо маркировки), от которого вился тонкий черный проводок-антенна, грубовато приклеенный в углах внутренней части кожуха камеры. С первого взгляда было ясно, что камеру снабдили «жучком» наспех, чтобы успеть воспользоваться суматохой в советском консульстве и аккуратно «подставить» свою, с передатчиком внутри. Вероятнее всего, ФБР рассчитывало на установку новых камер RCA внутри здания, в представительской части, где советские дипломаты принимали посетителей, иногда с весьма заманчивыми предложениями купить секретную информацию или чертежи новых вооружений…

Как впоследствии оказалось, в Москве уже знали о камерах RCA с «жучками», о которых еще раньше сообщило Министерство государственной безопасности одной из стран Варшавского договора. Однако соответствующая ориентировка МИДа по каким-то причинам не была заранее направлена в советское консульство.

Проглотив обиду, резидентура КГБ начала строить планы по ликвидации другого «жучка», который уже порядком всем надоел свои нахальным видом, а главное - местом размещения. Советское консульство располагалось в районе с мягким климатом и постоянными ветрами, из-за чего здесь не было ни жары, ни холода. По этой причине оконные кондиционеры были большой редкостью не только в кварталах, где располагалось советское здание, но и вообще в самом городе. На этом фоне, как бельмо на глазу, резко выделялся единственный кондиционер, смотревший своим углом из окна соседнего дома на входную дверь для посетителей консульства. В ночное время, когда зажигалось внешнее освещение советского здания, внутри кондиционера появлялся яркий отблеск огромного телеобъектива специальной видео- и фотокамер, с помощью которых ФБР наверняка снимало всех посетителей консульства. Такой огромных размеров «жучек» вызывал охотничий азарт у офицеров-пограничников охраны консульства, из которых самые отчаянные постоянно предлагали метким выстрелом из «Макарова» сразить «жучка» наповал. Но вышло совсем наоборот – американцы из пневматического ружья регулярно разбивали мешавший им советский уличный фонарь, который в ночное время, скорее всего, «засвечивал» мощный телеобъектив, не давая тем самым фотографировать ночным посетителей из числа авантюристов, собиравшихся подарить (или продать) Советам секреты своего родного «почтового ящика».



Этот «жучек» в деревянном кондиционере до сих пор так и стоит на страже у входной двери уже в российское здание, напоминая о том, что контрразведка не дремлет…

Но как пел кумир КГБ Владимир Высоцкий, «Ну а действительность ещё ужасней..» – оказалось, что «жучки» могут водиться не только в камерах наблюдения и кондиционерах. Копировальные машины или, как их еще называют в быту, «ксероксы». Во времена СССР работа с любой копировальной техникой строго регламентировалось, что, конечно же, еще более подогревало интерес советских служащих, а также диссидентов и непризнанных советской системой гениев к тайному копированию своих и, нередко, чужих трудов с последующим извлечением материальной или политической выгоды.

Выросший на Западе человек не мог понять, почему в странах «развитого социализма» обычное банальной копирование (а в США это 10 центов за лист в любом магазине или аптеке) было всегда опутано частоколом особых спецжурналов учета, книг допуска и разрешений, которые подписывались и визировались многократно на самых разных уровнях.

И потому справедливо решив, что любое копирование у русских - это всегда огромная тайна, западные спецслужбы не смогли устоять перед соблазном «провертеть дырку в этом заборе», чтобы убедиться, а всё ли так уж секретно у них там, за «железным занавесом»?

Инициатором этого смелого проекта выступило ЦРУ уговорившее в 1962 году Джона Дэссоэра, вице-президента «Ксерокс Корпорэйшн” помочь родной разведке в этом непростом деле. Ответственным за этот проект вице-президент «Ксерокса» назначил Доналда Кэрри, руководившего направлением правительственных заказов. Кэрри, не долго думая, завербовал ведущего конструктора и инженера «Ксерокс Корпорэйшн» Рэя Заппота и еще трех специалистов корпорации - оптика, электронщика и телевизионщика. Конструктора Рэя Заппота, прекрасного семьянина и отца восьмерых детей, выбрали не случайно, поскольку именно он участвовал в разработке первой автоматической модели «Ксерокс-914», которую по данным ЦРУ «уже активно использовали русские в своём посольстве» в Вашингтоне.

На создание небывалой по тем временам копировальной машины с «жучком» были выделены необходимые средства и организовано специальное секретное конструкторское бюро. Для конспирации это бюро разместили внутри небольшого торгового центра, в просторном помещении заброшенного боулинга, где смогли бы «парить в пространстве идеи» четырех конструкторов-изобретателей. «Приземлил» всех, конечно же, Рэй Заппот, гениально придумавший установить внутрь огромной по тем временам копировальной машины маленькую бытовую 8-мм кинокамеру “Bell&Howell”. В режиме по-кадровой съемки кинокамера могла фотографировать на одну кассету большое количество копируемых документов, отражение от которых через специальное зеркало попадало на селеновый барабан копировальной машины, и далее, на листы белой бумаги. Демаскирующий стрёкот кинокамеры полностью перекрывался шумом работы ксерокса.

Окрыленные первым успехом конструкторы продемонстрировали своё чудо в штаб-квартире «Ксерокс Корпорэйшн» в Вебстере, штат Нью-Йорк. Рэй Заппот затем был вызван в Лэнгли, где обучил двух офицеров-разведчиков в специальном подвале ЦРУ с кодовым названием «Диснейлэнд-Восток». Как позднее вспоминал сам Рэй, эти занятия в подвале ЦРУ среди огромного множества горячих труб отопления оставили в его памяти неизгладимый след.

Разведчики, в свою очередь, передали свой «фамильный секрет» техническому специалисту фирмы «Ксерокс», который раз в месяц профилактировал советскую копировальную машину. Ему подробно объяснили, как и куда надо скрытно установить кинокамеру. Этот завербованный ЦРУ специалист в то время обладал относительной свободой действий в Посольстве СССР и возился со сложным ксероксом без какого-либо наблюдения со стороны службы безопасности. Как и предполагали в ЦРУ, техник смог периодически менять заряженную свежей пленкой кассету в кинокамере каждый раз во время профилактики и ремонта в советском посольстве в течении всего 1963 года.



Довольное результатами ЦРУ, однако, не дало почивать на лаврах своей секретной команде из «Ксерокса» и вновь обратилось с предложением установить «жучок» в более компактную, уже настольную машину «Ксерокс-813». В этой модели уже не было места для обычной 8-мм кинокамеры и бригаде «Ксерокса» пришлось создать новый миниатюрный фотоаппарат с большим количеством пленки, попутно изменив конструкцию зеркала копировальной машины и удалив второстепенную деталь, которая мешала скрытному фотографированию документов. Работа была столь секретной, что все детали для новой камеры заказывались на разных фирмах, чтобы полностью скрыть идею их использования.

В 1964 году труд Рэя Заппота был, наконец, вознагражден секретным патентом, выданным изобретателю за разработку миниатюрной специальной фотокамеры для использования в ксероксе. Рэй уже подумывал о грандиозном плане оснащения всех копировальных машин скрытой системой документирования, которая помогала бы США проверять союзников и бороться с врагами, когда в 1969 году одна химическая фирма была «поймана за руку» при попытке шпионить за конкурентами подобным образом. Можно было ожидать, что советское посольство начнет проверять свои копировальные машины и найдет искусно внедренный «жучок». Возможно, что ЦРУ прекратило в то время попытки контроля советских и других «восточных» ксероксов. Рэй Заппот и его партнеры по спецпроекту этого так и не узнали. Рэй вышел на пенсию в 1979 году и молчал почти 20 лет, пока муки совести, а возможно и гордости, не заставили его рассказать на страницах американского журнала “Popular Science” эту удивительную историю, которая, однако, имела неожиданное продолжение.

Генеральное консульство СССР в Сан-Франциско, штат Калифорния, приобрело в середине 70х годов японский копировальный аппарат “Тошиба”, справедливо не доверяя американским моделям. По контракту с советской миссией местная фирма присылала своего техника для периодической чистки и ремонта капризной машины, которую нещадно эксплуатировали все советские сотрудники, как в личных, так и в служебных целях. Специально выделенный оперативно-технический сотрудник резидентуры КГБ внимательно следил за работой американского техника, всегда и подробно комментировавшего свои действия и показывая всем своим видом, что он любит СССР и ничего предосудительного не делает. Привыкнув к американскому умельцу, дипломаты и разведчики неожиданно вздрогнули, когда в конце 70-ых годов вместо техника пришла молодая девчушка. В отличие от своего предшественника она пыталась бойко говорить по-русски, при этом неумело тыкала отверткой внутри аппарата и всем очаровательно улыбалась. Уходя, она оставила свою визитную карточку, чем и воспользовалась служба безопасности генконсульства для «контрольного» звонка на сервисную фирму. На вежливый, но законный вопрос русских, почему же вместо профессионала прислали очаровательного дилетанта, секретарша фирмы, искренне и простодушно извинившись, ответила, что приходил не специалист фирмы, а сотрудник ЦРУ, временно работающий у них в качестве стажера. А почему бы и нет, спросили бы в те года в Одессе или сейчас на Брайтон-Бич?

Крепко затаив обиду, чекисты-разведчики, однако, вида не показали и продолжали вежливо принимать появившегося опять (после продолжительной болезни) старого, многократно проверенного умельца, который возобновил профилактику и ремонт уже разваливающегося советского ксерокса.

Вскоре сервисная фирма прислала такой счет за ремонт машины, что советский бухгалтер поставил ультиматум - или я или копировалка. Тут весьма кстати фирма и предложила провести недорогой капитальный ремонт, который, однако, ей придется делать уже в своей мастерской. Пожалев бухгалтера и получив разрешение из Москвы, что было редким совпадением в те далекие, застойные годы, советская миссия отправила «Тошибу» в ремонт. Через некоторое время машина вернулась обратно на свое законное место, которое, увы, было уже занято другой, совсем новенькой копировалкой, купленной нетерпеливыми русскими. Старую машину отправили в Москву, от греха подальше, а вдруг ЦРУ или еще кто, «свинтил» что-нибудь внутри. В Москве тоже не стали ломать голову и отправили “Тошибу” прямиком в знаменитый институт специальной техники КГБ СССР, где начинал свою трудовую деятельность сам Александр Исаевич Солженицын, лауреат Нобелевской премии, успешно работая на советские спецслужбы.



Велика же была радость специалистов Комитета, когда внутри сварного основания копировальной машины нашли изощренное устройство съема информации. Эта система с помощью специального оптического сенсора фиксировала изображение первого листа копируемого документа, а затем передавала его уже в цифровом виде по радиоканалу в соседний частный дом. Вероятнее всего именно там и располагался специальный приемник и принтер, которые восстанавливали изображение на бумаге для последующего изучения американскими “компетентными органами”.


Tags: США, Советский Союз, Шпионы, гаджеты, изобретения, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments