Алексей Филатов (alfafilatov) wrote,
Алексей Филатов
alfafilatov

Categories:

#Люди_А


Майор Геннадий Соколов – участник спецопераций в Первомайском, Махачкале, Буденновске и «Норд-Осте». Награжден - орденом Мужества, медалью Суворова.

Начало истории, которую хочу рассказать, было положено более четверти века назад.

Являясь офицером госбезопасности, я среди прочих, прибыл сдавать тест по физической подготовке для прохождения службы в Группе «А». И, как водится, желание превзойти соперника в силе и ловкости послужило началом общения с человеком, оказавшимся со мной «одной крови».

Теперь уже и не важно, кто в тот день стал «сильнее, выше и быстрее», хотя бы потому, что все новые вершины отныне нам предстояло штурмовать вместе.

Годы службы в «Альфе» закрепили союз. Вместе было пройдено немало боевых и жизненных испытаний много раз проверявших нас на прочность. Особое место среди них занимает эпизод, случившийся во время операции по освобождению заложников в Будённовске.

Буденновск. 17 июня 4:00 1995 год.

Начался штурм больницы. Басаевцы уже несколько дней удерживали несколько сотен заложников. Каждое окно здания превратилось в огневую точку, в котором стояли по 2–3 человека. За спинами людей прятались террористы, ведя огонь. Стоны отчаяния и плач в перемешку с пулеметной очередью… Через несколько минут после начала штурма заложники вывесили больничную простыню, на которой кровью было написано: «Не стреляйте!» Даже сегодня, спустя годы, отголоски того утра вызывают ужас.

В разгар боя, по рации прошло сообщение: «Соколов. Двухсотый!» Двухсотый… Мысль осколком врезается в мозг, ком подкатывает к горлу, перекрывая дыхание. Лучший друг погиб! С этой невыносимой мыслью продолжаю вести бой.

Спустя 4 часа, прозвучала команда отходить. Появилась первая возможность задать вопросы, выяснить обстоятельства. Оказалось, что из-за помех рации и грохота я неправильно расслышал фамилию…

В том бою мы потеряли трех товарищей, лейтенанта Дмитрия Рябинкина, лейтенанта Дмитрия Бурдяева и майора Владимира Соловова - фамилия так фатально созвучная с фамилией Соколова. Владимир в тот день, будучи тяжело раненым 40 минут, вел бой, позволив группе бойцов выйти из-под огня.

Затем случилось 23 октября 2002 года "Норд-ост"

Я уже не служил в подразделении, но рванул на Дубровку к боевым товарищам, чтобы быть вместе c ними, поддержать. Ситуация была крайне тяжелая. Посередине зала террористами был установлен фугас, в случае его подрыва здание бы превратилось в братскую могилу.
Перед штурмом театрального комплекса Гена обратился к нашему командиру полковнику Торшину:

- Юрий Николаевич, скажите что-нибудь напутственное!
- Что сказать? Мы все понимаем вероятный исход, поэтому если есть у кого-то сложности, проблемы со здоровьем, неуверенность в своих силах, я готов оставить этого человека здесь, на охране оружия. Даю слово, что это никак не отразится в дальнейшем на отношении и службе.

Никто тогда не остался.

"Все выдвинулись на позиции ждать команды: "Штурм!". Сопер осуществил подрыв коридора, по разные стороны которого стояли я и Юрий Николаевич. Мы целенаправленно двигались в комнату где дислоцировались главари, на уничтожение. Так как она находилась в отдалении и дверь все время была закрыта, выпущенный успыпляющий газ в нее не проник и преступники бодрствовали. По нам в дверь открыли огонь, мы открываем ответный, Торшин заскакивает в комнату, взрыв, несколько осколков. Дальше интенсивная стрельба. Вытаскиваем один труп, другой. Бараев был еще жив, но уже не жилец.

А потом уже здесь бой завязался, там бой завязался, кто не спал был уничтожен, кто спал тоже-мы не стали будить "шахидов". После того как они были уничтожены, мы сложили автоматы и начали эвакуировать людей." - вспоминает Г.Соколов

После таких пережитых ситуаций, я многое переосмыслил и решил, что не имею права довольствоваться простыми обывательскими радостями. Смысл жизни в том, чтобы наполнить ее достойным содержанием. Над этим содержанием мы работаем в тандеме с Геннадием по сей день, занимаясь социальными проектами, общественной работой и творчеством.

В августе 2009 года мы с Анитой Цой и Геннадием Соколовым дали серию благотворительных концертов на Северном Кавказе в рамках гражданской акции «Помнить, чтобы жизнь продолжалась». Турне было посвящено памяти жертв террористических актов.

На тот момент страна уже успела полюбить песню «По высокой траве». Обычно в титрах указывают - «Любэ» и офицеры группы «Альфа», так вот эти офицеры и есть мы - Алексей Филатов и Геннадий Соколов. Друзья с одной группой крови - «А».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment