?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
#Люди_А
alfafilatov

В спецназ всегда подбирают людей особого склада характера, которые способны выполнять задачи повышенной сложности, а если получают тяжелые ранения, то проявляют упорство и мужество, чтобы вернуться в строй.

Одним из таких героев является подполковник «Альфы» Виталий Стёпин — кавалер ордена Мужества и двух медалей «За отвагу». Во время освобождения заложников в Беслане он получил тяжелейшее ранение, фактически лишился ноги…

Началось все весной 2000 года. В семью Стёпина на собеседование приехали старшие офицеры Управления «А». Наташа, жена Виталия, была категорически против службы в «Альфе» - риск для жизни. Но для зачисления требуется согласие родителей и жены.
В конце концов, супруга сдалась: «Это твоя жизнь, что я буду препятствовать».

1-й отдел, куда зачислили Стёпина, возглавлял полковник Валерий Владимирович Канакин (ныне — Герой России, генерал-майор и руководитель подразделения). В отделе тогда было мало молодых сотрудников, в основном — крепкие, матерые мужики прошедшие «огонь и воду». Нужно было тянуться до их уровня изо всех сил.

В последующие годы Виталий служил в третьем и четвертом отделе Управления «А»ЦСН ФСБ России. Дослужился до начальника оперативно-боевой группы.

…В Беслане они оказались первыми.
О том, как развивались события внутри школы, Виталий рассказывает так:

— Мы шли семь человек. Позади меня разорвалась граната. Я развернулся, чтобы дать очередь, и упал. Смотрю — ногу разворотило, лежит… чуть ли не в стороне. Как потом оказалось, другую ногу прошило пулями, а выше глаза прошел осколок. Меня тут же, за угол, оттащил Слава Маляров. Схоронил от огня. Наложил жгут, стал колоть промидол.

Потом эвакуация. Говорю: «Ногу мою не забудьте…» - она на одних связках держалась. Погрузили меня в «буханку». Боль… непередаваемо… Повезли в одну больницу, там все забито. Поехали в другую. Я потом хотел найти парня из ростовской бригады медиков, который всю дорогу надо мной держал капельницу. Спас. Спасибо ему! Если прочтет эти слова — пусть откликнется.

Из Владикавказа меня доставили в госпиталь Вишневского. Четвертого утром позвонил жене (это был день ее рождения), сказал по возможности бодро: «Меня везут в Москву. Я ранен. Подробности у дежурного. Все, давай!»

Я и еще пять парней попали в реанимацию. Я был самый тяжелый. А жене ребята сообщили: «Ты не волнуйся, Виталию ножку задело, ничего страшного — соберет». Когда же она пришла навестить, то меня даже не узнала.

Да, именно так. Мне повезло, что во Владикавказе ростовские врачи сразу качественно обработали рану и сделали операцию. Это же большое дело, грамотно оказать первую помощь… ну, и наложили аппарат Илизарова.

…Кость долго не срасталась. Стёпин долго и мучительно восстанавливался.
Когда первый раз сняли аппарат Илизарова, выяснилось, что кость не срослась. Пришлось ставить снова.

Родители Виталия тогда служили в Кургане. И когда врачи уже не знали, что делать, они предложили приехать в центр восстановительной травматологии и ортопедии.

— Привезли меня в Курган. Приняли по письму, бесплатно. А там был врач, который еще с самим Илизаровым работал — Мартель Иван Иванович. Он мне ногу посмотрел и сказал: «У тебя неправильно зафиксирован аппарат». Даже без рентгена поставил диагноз. «Подкрутил» что-то там, и после этого кость стала срастаться.

После всего пережитого Стёпин решил вернуться в Группу. Хотел служить дальше. Руководство Управления «А» отнеслось с пониманием и пошло ему навстречу.

Виталий вернулся в 1-й отдел, в 2007 году перешел в 3-й, к Юрию Николаевичу Торшину. И вскоре поехал в командировку на Северный Кавказ. Жена была на последнем месяце беременности. А через две недели вернулся в Москву, так как роды начались раньше срока, и Стёпина отпустили домой.

Всего у Стёпиных трое детей: Ира родилась — в 2000 году, Андрей — в 2007-м, и Аня — в 2010-м.
В 2012 году Виталий получил тяжелейшее ранение головы. Он долго находился в коме, и опять, как прежде, врачи боролись за его жизнь.

Ныне Виталий в отставке. Но, как он говорит, продолжает служить в Группе «А».
— Это моя жизнь. Это моя мечта, ставшая реальностью. Я — на боевом дежурстве, в бою. Поступил в «Альфу» и по-прежнему служу в ней. Во всяком случае, так внутренне ощущаю себя. Служил, служу и буду служить. Пока не выгонят.