?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Чем хуже,тем лучше
alfafilatov


Недавно был сделан депутатский запрос премьер-министру Дмитрию Медведеву с просьбой провести проверку обоснованности роста выплат топ-менеджменту «Газпрома». Сделавший запрос депутат Валерий Рашкин, считающий, что зависимость размера зарплат от эффективности высокопоставленных сотрудников подобных организаций должна быть установлена законодательно, ответом из Белого дома по сути был послан на три буквы – KPI.

В ответе, подготовленном Минэкономразвития, сказано, что акционерными обществами с госучастием, в том числе ПАО «Газпром», разработаны и уже внедрены системы ключевых показателей эффективности (KPI), которые «являются измерителями целей, определенных стратегий развития и плановых значений показателей долгосрочной программы развития».

Депутат Рашкин, как ему казалось, использовал все возможные аргументы:
- обращался к элементарному логическому принципу зависимости уровня премирования от важнейших показателей эффективности деятельности организации;
- внимал статистике. Как увязать тот факт, что в первом полугодии 2018 года по сравнению с аналогичным периодом 2017 года, доходы 16 топ-менеджеров ПАО «Газпром» выросли почти на четверть, в то время как в компании просели все коэффициенты ликвидности: «отношение размера задолженности к собственному капиталу увеличилось с 36% до 39%, степень покрытия долгов текущими доходами уменьшилась с 2,33 до 1,79, а уровень просроченной задолженности увеличился с 4,48% до 7,56%»;
- пытался апеллировать к авторитетам, напоминая, что еще в декабре 2014 года Президент говорил, что «оплата труда руководства госкомпаний должна прямо соотноситься с достигнутыми результатами и экономическими реалиями».

Ничего не помогло, в ответе депутату за подписью первого вице-премьера Силуанова четко сказано – KPI, ибо «системы доплат, надбавок стимулирующего характера и иных поощрительных выплат устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами», а отчеты о достижении КПЭ — рассматриваются на годовых общих собраниях акционеров.

И никого в правительстве не смущает, что премии и иные вознаграждения членов правления ПАО «Газпром» на фоне падающих показателей эффективности деятельности компании составляют 95% (!!!) их дохода.

Еще «смешнее» выглядят мнения других экспертов, считающих, что «система вознаграждения топ-менеджеров госкомпаний должна регулироваться советами директоров с учетом системы оплаты труда в аналогичных компаниях на рынке».

Почему смешнее? Да потому, что отечественные эксперты сами прекрасно понимают, что топ-менеджеров отечественных госкомпаний (в силу понятных причин) не возьмут в зарубежные компании даже младшими помощниками младших помощников. Какой же выход из сложившейся ситуации?

Если фактическое состояние дел не соответствует задумке, то есть два пути:
А) изменить стиль и характер работы, чтобы добиться планируемого результата (но уж больно это хлопотно),
Б) изменить план таким образом, чтобы он соответствовал факту. В общем, как говорят на Востоке: «Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе».

Одним словом, надо дать правильную расшифровку KPI (КПЭ) наших госкомпаний – КАК ПОХОРОНИТЬ ЭКОНОМИКУ. Или говоря по-простому: «Чем хуже, тем лучше». И тогда не нужны будут депутатские запросы.