December 7th, 2020

Набор сотрудников разведки по объявлению...


Сегодня утром принял участие в программе на телеканале «Звезда». Обсуждали тему набора сотрудников в эстонскую разведку... по обьявлению. У них там начали рекрутировать русскоговорящих в шпионы через газеты. Инициатива по своему любопытная, хотя и не новая - американцы так набирали россиян в ФБР.
Как вам такие методики? Как думаете, может и в СВР набирать по объявлениям? Или лучше по старинке?..

Что будет, если SuperJet жёстко приземлят в Париже?

Начинается интересное судебное разбирательство, чей исход станет индикатором и состояния отечественного самолетостроения, и отличным показателем отношения к людям в нашей стране. Родственники жертв крушения самолета Sukhoi Superjet 100 в Шереметьеве (в мае 2019 года) подали иски в парижский суд к «Аэрофлоту», а также семи иностранным производителям деталей самолета. Они считают, что трагедии можно было бы избежать, если бы самолет соответствовал нормам летной годности. Кроме того, семьи убеждены, что SU SJ 100 неправильно сконструирован и именно из-за этого при экстренной посадке шасси не разрушились, а проткнули топливные баки – из-за чего и начался пожар, а люди сгорели заживо.
На борту лайнера находились 78 человек, включая пятерых членов экипажа. Жертвами катастрофы стал 41 человек. Следственный комитет рассматривал версии о недостаточной квалификации пилотов или диспетчеров, неблагоприятных метеоусловиях или неисправности самолета. Ровно год назад СК РФ виновным в аварии признал командира корабля Дениса Евдокимова.
Пилот и его адвокат настаивают, что в самолет попала молния, после чего машина перестала слушаться бортовой ручки управления, поэтому самолет швыряло из стороны в сторону при посадке. Также Евдокимов считает, что пожар вообще не должен был произойти, так как при жесткой посадке шасси «Сухого» должны были «отскочить в сторону», но… случилось то, что случилось.
Любопытная деталь состоит в том, что данная модель самолета не имеет полной международной сертификации. В частности, из-за узла летных шасси самолет не допущен к полетам во многих странах мира. В России сертификат летной готовности судна выдает Росавиация и она SU SJ-100 допустила. Казалось бы, Росавиация тоже должна быть привлечена если не в качестве ответчика, то для начала хотя бы в качестве третьей стороны. Но об этом пока информации нет.
Фактически, в результате инициированного судебного процесса, который будет проходить в Париже, может быть установлен ужасающий факт – самолет опасен и непригоден к эксплуатации. Но что тогда делать производителям судна? Производителям деталей? Авиакомпаниям?
Один из крупнейших самолетостроителей – компания Boing – в апреле 2019 года не стала отпираться и признала, что причиной катастрофы самолётов «Боинг-737 MAX» в Индонезии и Эфиопии в начале прошлого года стала некорректная работа программного обеспечения. В итоге, компания выплатила компенсации семьям погибших и откорректировала ПО, исключив злополучные ошибки.
В нашем случае, если причиной гибели людей в московском аэропорту действительно стали конструктивные недоработки «Суперджета», следовало бы не отнекиваться и искать крайних, а выплатить компенсации семьям и доработать конструкцию, заменив узлы шасси на те, что не будут протыкать топливные баки при жесткой посадке. Потому что так правильно, без суда, по доброй воле. Но пока позиция непоколебима: самолет – супер, виноват – пилот, а репутация – не главное. Но почему же тогда до сих пор наше чудо авиации не имеет всех необходимых международных сертификатов?
Увы, это история про отношение к людям, а не только про конструкторов, агрегаты и летчиков…