November 24th, 2020

Когда речь о детях, у операции появляются особенности

Только что под Петербургом в Колпино мужчина захватил в заложники шестерых детей. По предварительным данным, среди них и его собственные чада.
Злоумышленник пьян и вооружен топором. Он не выдвигает никаких требований. Сотрудники правоохранительных органов уже ведут с ним переговоры.
По всей видимости, дело не только в опьянении, но и в наличии у него каких-то психических отклонений – это несколько осложняет операцию, так как слодно предугадать действия преступника и его придётся держать на прицеле, хотя вся надежда на профессионализм переговорщиков. Рядом с извергом дети, а потому штурм или выстрел снайпера – это крайняя мера. Ведь по возможности надо не только обезвредить преступника, но и постараться не нанести в процессе операции дополнительно ещё и психологические травмы детям.

Гази Исаев. Сколько гражданских и военнослужащих погибли из-за него?



Когда мы в 1990-е – начале 2000-х гг выезжали на Северный Кавказ, всегда старались опираться на информацию не от местных, а на силы таких же как мы – командированных сотрудников, которые разве что находятся на месте дольше нас. Если привлекали сотрудников местного МВД, то каким-то необъяснимым образом включалось «невезение»: мы приходили на предполагаемые места дислокации террористов, но, судя по ещё тлеющим уголькам кострища, боевики покидали их буквально за 20-30 минут до нашего появления. Утечки информации от местных к террористам были. И это надо учитывать.
Случай начальника ОМВД России по Кизлярскому району Дагестана, полковника полиции Гази Исаева – это не просто участие в деятельности террористической организации, а измена Родине. А со стороны управления собственной безопасности МВД, учитывая тяжесть последствий, это предательство своей службы и народа.
Гази Исаева обвиняют в участии с середины 2000-х годов в организованном преступном сообществе «Имарат Кавказ» (запрещено в России), бандитизме и содействии террористической деятельности.
Он информировал террористов о готовившихся спецоперациях и передавал им другую служебную информацию. Участвовал в двойном теракте 2010 года в московском метро. Следствие полагает, что он лично доставил на машине одну из смертниц на автостанцию в районе Кизляра для ее выезда в Москву. В результате взрывов на станциях «Лубянка» и «Парк культуры» тогда погибли 39 человек, более 100 получили ранения. Это только то, что сегодня сообщается открыто.
Какой ещё урон безопасности граждан нанесён Исаевым за эти годы работы на исламистов? Только с 2010 года на территории Дагестана были проведены десятки, если не сотни, разного масштаба контртеррористических операций. За это время там погибли по меньшей мере пятеро офицеров «Альфы» и почти всегда причиной гибели наших ребят в бою были либо засады террористов, либо их удивительная готовность к появлению спецназа. То есть, возможно, утечка информации…
Майор Игорь Панин вместе с капитаном Романом Лашиным погибли 21 июня 2011 года в районе дагестанского села Кузнецовка. Майор Анатолий Потатурин погиб 18 марта 2012 года во время операции в селе Ново-Саситли Хасавюртовского района Дагестана. Старший лейтенант Алексей Матюшин – 4 ноября 2013 года в горах Дагестана во время спецоперации. Подполковник Игорь Марьенков – 16 июня 2016 в районе села Касумкент, Сулейман-Стальского района Дагестана. А ещё были сотрудники других подразделений…
Было ли всё это результатом «слива информации» боевикам со стороны Гази Исаева или кого-то ещё – будет выяснять следствие. Но начальник полиции, который десять лет помогал террористам – это стыд и позор. Проверять в Дагестане теперь надо всех: окружение Исаева, всех родственников, непосредственное начальство арестованного, а также всех тех, кто продвигал его по службе все эти годы, кто писал ему положительные характеристики и т.д.