October 31st, 2020

Люди А. Хабаровский герой Владимир Колесников

В минувшую среду, 28 октября, у подполковника, командира спецподразделения хабаровского отряда «Альфа» Владимира Григорьевича Колесникова был бы юбилей – 50 лет. Но «альфовец» Колесников погиб в 2005 году в Чечне. Когда его группа возвращалась с успешно выполненного задания, их вертолет был атакован боевиками. Уходя от обстрела, боевая машина неожиданно наткнулась на провода ЛЭП. Тогда погибли двенадцать сотрудников ФСБ, одним из них был Владимир.

Хабаровск – это восточный рубеж нашей страны. В случае возникновения сложных ситуаций, террористических угроз или другой беды, где требуется вмешательство спецназа, из Москвы отряд будет лететь часов десять. Потому ещё в 1984 году приказом Председателя КГБ № 0085 было принято решение о создании Хабаровского отделения группы «А» КГБ СССР. Мало ли! Вдруг «самураи перейдут границу у реки» или устроят провокацию, возьмут заложников или ещё что учудят. В общем, уже 36 лет «Альфа» есть и на востоке нашей необъятной Родины. Как и столичная группа «А», хабаровчане часто отправляются в командировки в «горячие точки». В том числе на Северный Кавказ.

Подполковник Владимир Колесников был незаурядным, творческим и думающим командиром. «Он был яркой личностью, всегда и во всем хотел быть первым, – вспоминают Колесникова его сослуживцы. – Как спецназовец был просто супер-человек».
Он родился 28 октября 1970 года в Хабаровске. В 1987 году поступил в высшее пограничное военно-политическое училище КГБ СССР. С 1991 года по 1995 проходил службу в погранвойсках Закавказского и Дальневосточного ПО. В 1993 году принимал участие в боевых действиях в республике Таджикистан.
Краткая запись в послужном списке от 19 апреля 1993 года: «Полагать выполнявшим задачи в зоне чрезвычайного положения в республике Таджикистан». За этими строчками — сложнейшая ситуация на границе с Афганистаном.

В 1995 году сбылась мечта Владимира служить в «Альфе». При прохождении вступительных испытаний показал высокие результаты в физической, огневой, специальной подготовке, в военных дисциплинах. «Среди других претендентов был заметен активным общением со всеми, уверенностью в своих силах, способностью увлечь за собой и быть в центре внимания», - было указано в характеристике.
И начались боевые командировки на Северный Кавказ, в том чсиле в рамках контртеррористической операции в Чеченской Республике.

Его награды показывают, что «Альфа» действительно была его мечтой и… состоянием души.
Награжден медалью «За отличие в военной службе» 3 степени, медалью «За отвагу», а также медалями ордена первой и второй степени «За заслуги перед отечеством», за мужество и отвагу при исполнении военного и служебного долга в Северо-Кавказском регионе в условиях связанных с риском для жизни. 11 декабря 2002 года награжден медалью «За отличие в военной службе» второй степени по приказу ФСБ РФ.
393 дня Владимир Колесников провел в зоне контртеррористических действий на Северном Кавказе. Начал с начальника пограничной заставы, а закончил командиром отделения группы «Альфа» в звании подполковника.

Он не очень любил всякие прозвища. У него даже не было «официального» позывного. Офицеры между собой звали его «Колесо», он делал вид, что не знал об этом. В работе, конечно, были позывные – фамилии по радиосвязи называть не принято… «Амур» стал его последним позывным как старшего командированной группы.

Весна 2005 года. Чечня. Командировка хабаровских спецназовцев началась напряженно: едва успев приехать, как от руководства стали поступать задачи одна за другой. Оперативно-боевые мероприятия в населенных пунктах, спецоперации в горах, патрулирование района проведения спецопераций с воздуха, выявление и досмотр подозрительных лиц и транспорта. Ребята были хорошо подготовлены и им сопутствовала удача.

За пару дней до последнего задания они вместе с сотрудниками ЦСН ФСБ России и других подразделений ведомства участвовали в ликвидации знаменитого террориста Аслана Масхадова.
10 марта. Новая задача: доставить взятых в плен боевиков Масхадова в штаб и вернуться обратно той же вертушкой. Не самое страшное задание, бывало посложнее и поопаснее.
Задание было выполнено, и «восьмерка» с десантом на борту вылетела обратно в Ханкалу. Оставалось совсем немного. Вертолет летел над землей на «бреющем полете» и вдруг яркая вспышка и мощный удар почти слились во времени. Боевая машина падала почти вертикально. Сильный удар, треск ломающихся стоек шасси, скрежет сминающейся кабины, звон бьющегося стекла и грохот ломающихся лопастей. Одного из спецназовцев каким-то чудом выбросило за пределы радиуса вращающихся, словно гильотина, лопастей основного винта, других разметало по транспортно-десантному отсеку. Через долю секунды упавший вертолет охватило пламенем.

Расследование катастрофы показало: по вертолету велся огонь с земли, затем, уходя от огня, на высоте около 35 метров произошло столкновение вертолета с проводами линии электропередач на границе Урус-Мартановского и Заводского района Грозного. Все погибшие – не старше 35 лет.
Колесников со своей группой должны были вернуться из командировки через две недели…
Не вернулись. Владимир Георгиевич Колесников был награжден орденом Мужества (посмертно).


«Оскорбляют» атеисты, убивают христиан. Так запланировано?

Ю
Убийствам во Франции нет оправданий. Теракты, которыми сейчас запугивают Пятую республику, даже сложно объяснить логически. Если только не принять за основу версию запланированного разжигания религиозной партизанской войны. Именно религиозной. И именно партизанской.

Началось всё с «мести» за «оскорбление чувств мусульман» карикатурами в сатирическом журнале Charlie Hebdo - отрезали голову учителю истории. Зверство! Но оно хотя бы обладало своей звериной логикой. Самюэль Пати высказал неприятное молодому чеченцу мнение и Абдуллах Анзоров его убил.
Но продолжением стала не война с «осквернителями святынь», коими являются атеисты из скандально-известного журнала или гражданские активисты, настаивающие на том, что свобода слова - это европейская традиция.
Началось просто зверство. Исламисты начали нападать на... иноверцев.
Совершенно точно прихожане католического собора в Ницце не рисовали карикатур на пророка Мухамеда и, вероятно, даже не видели их. Но 29 октября убили охранника храма, порезали горло женщине и обезглавили старика.
Через несколько часов после теракта в Ницце стало известно о попытках нападений в Авиньоне и Лионе.
А сегодня вечером в Лионе рядом со своей с церковью ранен православный священник, гражданин Греции. Он закрывал двери храма, когда по нему начал стрелять неизвестный мужчина. Преступник скрылся.
Обращает на себя внимание тот факт, что волна насилия захлестнула Францию так, будто к этому готовились. Будто нападавших готовили и координировали. А случай Абдуллаха Анзорова был «спусковым крючком» или сигналом для активизации «спящих террористов».
Карикатуристы являются атеистами и не скрывают это. Они одинаково иронично относятся к представителям всех без исключения конфессий. Но атаки теперь идут на католиков и православных.
Есть ли координаторы и вдохновители у этой волны преступлений? Были ли атаки на христианские конфессии запрограммирована изначально? Можно ли считать, что радикальные исламисты используют свою оскорбленность как предлог для большой партизанской войны против «неверных»?