July 9th, 2020

Территориальная целостность – повод для ссор между друзьями?


Территориальная целостность – повод для ссор между друзьями?

Есть «игра» у российских оппозиционеров. Называется «Чей Крым?». Видят они, к примеру, гражданина, по рассеянности или из интереса оказавшегося в их компании. Они его осторожно окружают и задают этот сакраментальный вопрос, а потом с ленинским прищуром испытующе смотрят на собеседника.
Скажет, к примеру, тревожный гражданин, что Крым – украинский… Ему начинают улыбаться, жать руку и по-товарищески похлопывать по плечу.
А если скажет этот гражданин твёрдо и уверенно: «Шалишь, товарищ. Крым – он наш, российский». И смотрят на него сразу косо, с недоверием, а то и на пиджак плюнут, когда тот отвернётся.
Разделил крымский вопрос российское общество.
А в новой редакции Конституции территориальную целостность под сомнение ставить нельзя. А чтобы закрепить эту непоколебимую позицию, депутаты Госдумы Павел Крашенинников и Андрей Клишас внесли на рассмотрение коллег законопроект о приравнивании отчуждения территорий России к экстремистской деятельности.
По факту, тех, кто публично будет заявлять однозначную позицию, что Крым – это часть Украины, а не России, смогут признать
экстремистами, так как они де-юры призывают к нарушению территориальной целостности страны.
Любопытно в этом не только то, что потенциальными экстремистами могут стать немало граждан, которые до сих пор считают, что полуостров перешел под нашу юрисдикцию незаконно. Интересно то, что таким образом в маргинальную плоскость попадают не только несистемные оппозиционеры и отдельные активисты, а даже вполне системные. Например, партия «Яблоко», не имеющая депутатов в Госдуме, но довольно широко представленная в Мосгордуме и заксобрании Санкт-Петербурга. Их позиция по Крыму прямо противоположна официальной позиции российских властей. Теперь, видимо, их смогут признать маргиналами, а в перспективе даже лишить партию регистрации?
Если это случиться, это будет удивительным прецедентом.
Но для граждан России и Украины, которые не сидят во властных кабинетах, вопрос о Крыме – не повод для ссор и разрыва дружбы. А вы ссорились с кем-то из-за Крыма?

Окно Овертона им. Захара Прилепина



Под предстоящие выборы в Госдуму в России создан десяток новых партий, цель которых – изображать бурную дискуссию и разнообразие форм политической жизни. Одна из них, с названием больше похожим на застольный тост, опубликовала свою программу, которая призвана окончательно поссорить нашу страну с остальным миром. И это не литературная фантазия её «лидера»…
Партия «За правду», возглавляемая писателем Захаром Прилепиным, задумывалась как право-консервативный проект с выраженным «патриотическим» уклоном. На роль её лидера Прилепина назначили не случайно: в сегодняшних политических реалиях он должен был сыграть роль идейного борца, правдивого реалиста, наподобие Максима Горького в молодой советской республике. Или хотя бы «красного графа», как называли Алексея Толстого в стране Советов.
Но правда, похоже, в том, что Захар Прилепин органично смотрелся в роле нацбола, писателя из «лимоновского кружка», как бы оппозиционера и лица некоего социального протеста. А вот в роли пропагандиста власти, придя на телевидение и в политику, он почему-то сразу как-то померк. И даже его литературное творчество стало восприниматься будто иначе: скучнее, беднее, искусственнее.
Он талантливый писатель. Может быть, в десятке современников, пишущих художественную литературу на русском языке. Но так бывает: когда человек оказывается не на своём месте, восприятие его персоны искажается.
И вот Захар Прилепин, чьи книги «Санькя» и «Грех», уже попали в историю русской литературы, чей роман-фантасмагория «Некоторые не попадут в ад» про войну на Донбасе стал событием даже до своего выхода из типографии, возглавил партию. А партия опубликовала программу. А в программе призыв: провести референдум по самопровозглашенным ДНР, ЛНР и Приднестровью. А после этого предлагается немедленно признать эти республики, по итогам плебисцита, включить их в состав России. Как-то переборщил писатель с «патриотическим уклоном», занесло…
Это мог бы быть любопытный сюжет для какой-то антиутопии. Нового Оруэлла, Замятина или Хаксли давно не хватает современной литературе. Но это не литература, а политика. И у неё есть последствия посерьёзнее получения или неполучения литературной премии.
Рассуждение о присоединении ДНР и ЛНР понять можно хоть как-то: есть медиа-легенда про борьбу с русофобами, нескрываемая поддержка со стороны России и… общие границы. Никакой пользы, кроме вреда от их присоединения не будет, но эту фантазию хотя бы теоретически можно вообразить.
Но Преднестровье – часть Молдавии, независимость которой признали только Южная Осетия, Абхазия и Нагорный Карабах, сами имеющий сомнительный международный статус.
Сам разговор о его присоединении к России – уже провокация. Как и разговор о присоединении ДНР и ЛНР. Это выглядит как попытка втянуть Россию в новый большой территориальный конфликт. Конфликт, после которого текущие санкции и их влияние на российские экономику и общество покажутся игрушками…
Или это использование так называемых «окна Овертона» с попыткой раздвинуть границы допустимого в политике? Ведь «кольцо врагов» и «санкции» вредят экономике, но вместе с тем позволяют принимать властям чрезвычайные меры внутри страны. В конце концов, политика – искусство возможного…