?

Log in

No account? Create an account

#ЛЮДИ_А Минводы. Цена непрофессионализма
alfafilatov


Сегодня история не про героизм, а про недопустимые ошибки, которые стоили людских жизней. О трагедии некомпетентности, свидетелем которой мне пришлось стать. Драме, которую можно было избежать, подключив к операции группу «Альфа», стоявшую наготове.

«Вчера днем недалеко от Пятигорска произошел очередной захват заложников», - писали в те дни газеты. Лето 1994 года. Это было время, когда терроризм внезапно вошел в нашу жизнь и почти в одночасье стал привычным информационным фоном. Уже месяц как случилась трагедия в Будденовске и… «очередной захват заложников». Даже сейчас от этих слов кровь стынет в жилах.

В четверг, 28 июля 1994 года в 16:00 четверо террористов (как позже выяснилось, все они были чеченцами) захватили рейсовый автобус, следовавшего по маршруту Пятигорск-Советское (поселок в Кабардино-Балкарии).

Преступники были среди пассажиров автобуса. И когда он оказался на временной остановке рядом с аэропортом МинВоды, эти четверо надели маски, выхватили пистолеты и приказали водителю никого не выпускать.

40 заложников, из которых восемь – дети. Четверо пассажиров были отпущены в качестве гонцов, сообщивших властям, что террористы хотят получить $15 млн, 2 вертолета с экипажем и всё это к 20:00, то есть менее чем за четыре часа. В противном случае они будут убивать заложников. На тот момент их оставалось 36 человек.

Как только о захвате стало известно, был создан штаб, начались переговоры. Сначала преступники хотели встретиться с руководством прокуратуры Ставропольского края – накануне надзорный орган передал в суд дело других террористов, захвативших заложников в конце мая того же года. Но быстро отказались от этой идеи, сохранив требование денег и хотя бы одного заправленного вертолета.

Переговоры шли дольше тех рамок, что обозначили террористы. Прошёл час X в 20:00 и все заложники были живы. Более того, переговорщикам удалось убедить освободить часть захваченных пассажиров. В полтретьего ночи 29 июля, помимо чеченцев в масках в автобусе осталось лишь 10 человек, в основном женщин – излишним благородством террористы не отличались.

Спустя чуть более получаса вертолет был предоставлен. Четверо террористов и десять заложников поднялись на борт.

Решение о штурме было принято заранее и когда все были на борту в 3:06 – раздался взрыв (штаб, проводивший операцию, заранее вложил взрывное устройство на рампу вертолёта). Взрыв был сигналом для ОМОНа и спецподразделения МВД «Вега» к началу освобождения заложников.

Когда прогремел взрыв, створки рампы отлетели назад и покалечили одного из омоновцев. Другие бойцы кинулись помогать товарищу, а не продолжили штурм. У террористов появился пусть и небольшой, но запас времени. Этого хватило: у одного из террористов сдали нервы и в салоне разорвалась граната.

Тогда же стало понятно, что вместо воды (которую должны были залить, чтобы вертолет при штурме не взорвался) топливный бак под завязку заполнили соляркой – машина загорелась, в ней горели люди.

На месте погибли две женщины и террорист. Ещё одна женщина и 14-летняя девочка скончались в больнице. Пострадали несколько заложников, пять бойцов СОБРа и три сотрудника спецподразделения МВД «Вега». Я помню раненные тела и оторванные конечности.

36 заложников остались живы. Четверо погибли. Уверен, если бы операция была организована профессионально, можно было бы избежать и этих жертв…

Группа «Альфа», в составе которой бы и я, находилась рядом. Нас подняли по тревоге, и наша группа прилетела прямо с тренировки, где мы как раз на протяжении шести часов отрабатывали операцию по освобождению заложников из вертолета. Но операцию решили проводить силами милиции, у которой не было ни опыта, ни специальной подготовки.

Оставшиеся в живых террористы были задержаны. Позже Ставропольский краевой суд приговорил Саида Усманова, Шамана Довтукаева и Бувайсара Нанагаева к расстрелу. В марте 1995 года Верховный суд РФ вернул дело на доследование и лишь спустя три года после теракта, 1 августа 1997 года, главарь банды Саид Усманов был приговорен к смертной казни, а двое его соучастников приговорены к 15 годам колонии строгого режима.

Когда я вспоминаю тот день, я не понимаю, зачем в баки залили топливо, почему штурмовать террористов отправили неопытных милиционеров, а не антитеррористическую группу «А». Не хотели делиться «славой» и рассчитывали сделать всё сами? Цена того непрофессионализма – жизни людей и надломленные судьбы нескольких человек, оставшихся инвалидами.