Алексей Филатов (alfafilatov) wrote,
Алексей Филатов
alfafilatov

Categories:

Ежегодный турнир по мини-футболу Управления «А» ЦСН ФСБ России



В нашей Международной Ассоциации «Альфа» есть команда по мини-футболу, которую вот уже многие годы возглавляет полковник Александр Репин. В канун очередного Дня образования Группы «А» состоялся ежегодный турнир по мини-футболу Управления «А» ЦСН ФСБ России. И наши ветераны наравне сражались с командами оперативно-боевых отделов и в итоге заняли почетное четвертое место.

Наблюдая за игрой ветеранов и ее капитана, я вдруг «вспомнил», сколько же лет полковнику Репину, который в декабре 1979 года, в Кабуле, участвовал в штурме Тадж-Бека — дворца афганского диктатора Амина. И уже при мне, в Будённовске, летом 1995 года Александр Георгиевич, будучи уже начальником отдела, участвовал в освобождении заложников, захваченных бандой Шамиля Басаева.
Так вот, глядя на его ноги, я вспомнил рассказ Репина о штурме дворца Амина…
Бросок по серпантину к дворцу, находящемуся на высоком и укрепленном холме, происходил под шквальным огнем превосходящего противника. Десантировались бойцы «Альфы» из БМП с риском в любое мгновение «поймать» пулю или осколок. Так и произошло, когда Репин получил первое ранение в левую голень — сразу он никакого значения не придал. Организм мобилизовался на выполнение задачи — нужно было гасить огневые точки противника, прикрывать штурмующих.
До крыльца здания было около двадцати пяти метров, и результаты своей работы Репин видел: из двух окон после того, как он их обстрелял, выпало по гвардейцу.
Через пятнадцать минут интенсивного боя Репин был повторно ранен: «Я сделал шаг и неожиданно ноги мне отказали. Я осел на правое колено, попытался встать, но ни правая, ни левая меня не слушали. Я крикнул Мазаеву: «Женя! Я идти не могу!» Тогда они ушли на БМП к главному входу, а я остался один на открытом, простреливаемом месте все в тех же 25 метрах от дворца. Я понял, что серьезно ранен гранатой, которая взорвалась под самыми ногами. Со злости я расстрелял все пять выстрелов РПГ-7 по окнам дворца, после чего кое-как начал ковылять к его стенам. Передвигался я на коленях. Кругом все грохотало и трещало. Сзади били «Шилки», спереди — защитники Тадж-Бека. Как меня не убило в этом аду — ума не приложу».
Превозмогая боль, Репин добрался до бокового крыльца. На ступенях сидел его товарищ — Гена Кузнецов, тоже раненный в ноги. Он еще серьезно контужен.
«Я знал о приказе не оказывать помощь раненым до выполнения главной задачи, — рассказывал Александр Георгиевич, — и хотел его оставить там и двигаться к главному входу, но он стал меня уговаривать не бросать его и помочь. Я начал его бинтовать. Как потом выяснилось, от волнения (первый раз врачевал настоящую рану) я превосходно забинтовал ему и раненую, и абсолютно здоровую ногу! Врачи потом от души посмеялись в медпункте».
Вот такая история, рассказанная моим старшим товарищем — нашим вице-президентом Ассоциации «Альфы», и кавалером ордена Красного Знамени.
Как бы сказал поэт: «Гвозди бы делать из этих людей!» Впрочем, в первую очередь нужно помнить об их подвиге и о том жертвенном служении, который выпал на разные поколения отечественного спецназа в военное и «мирное время».

Я хотел бы у вас спросить, нравится ли вам такой формат моих публикаций? Делать их чаще?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments