Алексей Филатов (alfafilatov) wrote,
Алексей Филатов
alfafilatov

Categories:

Психология коррупционеров

Арест в Сыктывкаре совладельца группы компаний "Ренова" Евгения Ольховика и экс-гендиректора ПАО "Т Плюс" Бориса Вайнзихера по подозрению в даче взяток на сумму более 800 млн руб. экс-главе Республики Коми Вячеславу Гайзеру и его подельникам за увеличение тарифов на электроэнергию, поставляемую предприятиями ПАО, при всей стандартности коррупционной схемы, вызывает немало вопросов.

Вопрос первый – почему арест произошел только сейчас? Ведь полномочия Гайзера как главы Коми прекращены президентом страны с жесткой формулировкой «в связи с утратой доверия» еще год назад.


Вопрос второй – если увеличение тарифов на электроэнергию осуществлялось таким способом, то где же была ФАС?


Вопрос третий – если от деяний перечисленных фигурантов пострадало все население республики, то почему речь идет только о взятке?


И т. д.


Не меньше вопросов вызывает, и эпопея с арестом врио начальника управления «Т» антикоррупционного главка (ГУЭБиПК) МВД России Дмитрия Захарченко.


Захарченко только теперь задержан в рамках дела о коррупционных связях генералитета СКР и криминального авторитета Захария Калашова.


Следствие настаивает на аресте Дмитрия Захарченко, даже не потому, что он обвиняется по трем статьям УК РФ, а потому, что он находясь на рабочем месте руководителя управления антикоррупционного главка МВД России … препятствует проведению следственных действий.


И это при том, что во время ареста у Захарченко найдено 9 млрд. руб.


Скопить такую сумму «несложно». Нужно всего лишь было ежегодно откладывать по 4,5 млн. в год (уверен, Захарченко столько ни разу не декларировал), начиная … с нашей эры, то есть все 2000 лет с момента рождества Христова.


Только найденной у Захарченко суммы хватит, чтобы выплатить 4,5% российских пенсионеров сумму по 5000 руб. в начале 2017 года. А сколько еще не найдено. А сколько таких Захарченко? Здесь и сахалинский Александр Хорошавин, и владивостоксий Игорь Пушкарев, и астраханский Михаил Столяров, и рыбинский Юрий Ласточкин, и брянский Николай Денин, и махачкалинский Саид Амиров, и т.д., и т.п.


В чем же особенности психологии таких персонажей как Вячеслав Гайзер, Дмитрий Захарченко и им подобным?


Во-первых, это жадность, возведенная в ранг алчности.


Разве можно сравнить природу потребностей этих «слуг народа» и «борцов с коррупцией», например, с образом мыслей и действий графа Алексея Алексеевича Игнатьева, военного атташе России во Франции (в 1912-1917 гг.), который 225 миллионов золотых франков, эквивалентных 2 миллиардам долларов по современному курсу, предназначавшихся для закупок вооружений во Франции, и хранившихся в парижском «Банк де Франс» на имя графа, передал на нужды советского правительства в 1925 году.


Нынешние Гайзеры и Захарченко воспринимают (а даже не путают) государственную шерсть как свою.


Во-вторых, понимая в душе, что они не доросли до тех чиновничьих высот, когда дело на них даже не возбудят, чиновники-коррупционеры испытывают состояние фрустрации от того, что их уверенность во временном домашнем аресте (до развала дела) как максимальной мере наказания не всегда оправдывается.


Но именно сложившаяся ПРАКТИКА борьбы с коррупционерами вселяет в них такую уверенность.


И пока не появится прямая (а не обратная) пропорция между тяжестью проступка и суровостью наказания – психология коррупционеров будет сохраняться в сегодняшнем виде, а казна продолжит пустеть.    

Tags: Россия, коррупция, чиновники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments