Алексей Филатов (alfafilatov) wrote,
Алексей Филатов
alfafilatov

Category:

Спорные итоги теракта в Париже

Не могу согласиться с распространенными мнениями о теракте, совершенном в редакции сатирического журнала Charlie Hebdo 7 января 2015 года по целому ряду позиций.
Первая позиция связана с заявлением многих экспертов о том, что теракт был тщательно спланирован и подготовлен. Это не так.
Начнем с того, что теракт произошел через день после того, как в журнале была опубликована карикатура на одного из лидеров ИГИЛ. Очевидно именно это переполнило чашу терпения нападавших.
За такой короткий срок серьезную террористическую операцию подготовить было нельзя. Просто «горячие финские парни» самостоятельно, или получив команду, решили быстро отомстить за оскорбление их чувств.
Могу сказать, что, несмотря на распространенную информацию о том, что уничтоженные Саид и Шериф Куачи летом 2014 года побывали в Сирии, где обучались навыкам террора, нападавшие не были профессионалами.
Для того, что в упор расстреливать безоружных журналистов и даже полицейских, изредка стреляющих по мишеням в тире, кроме оружия и желания, в общем-то, ничего и не нужно.
Да, возможно, что Каучи были представителями, так называемой спящей ячейки, но у нападавших на Charlie Hebdo не было ни плана, ни путей отхода. На угнанной машине братья Каучи, не имея денег, на заправке размахивали оружием, чтобы им заправили автомобиль горючим. Что это за технология «заметать следы», привлекающая внимание всех и вся?
Отсюда и погоня, и вынужденная необходимость забаррикадировались от жандармерии в здании типографии городка Даммартен-ан-Гоэль в 40 км от Парижа, где братья Куаши захватив в заложницы женщину.
Хотелось бы отдельно коснуться работы французских силовиков. Начнем с того, что французские спецслужбы не предотвратили теракт. А это самый действенный способ борьбы с терроризмом. Но даже в ходе самой операции, находящейся под пристальным вниманием властей были допущены ошибки. Яркий пример тому история с заложниками в кошерном магазине Парижа, захваченными Амеди Кулибали. Силовиков явно торопили. На видео с места событий хорошо видно, как французские спецслужбы и жандармерия в течение нескольких минут пытаются взломать дверь магазина. Это естественно могло спровоцировать единственного террориста на уничтожение заложников. Понятно, что силовики получили команду решить проблему в максимально короткие сроки. Отсюда и плачевный итог – несколько погибших заложников.
Вторая позиция связана с попыткой многих экспертов все списать на радикальных исламистов. В случае теракта в Париже такие попытки совершенно бесперспективны. По собственному опыту антитеррористической деятельности могу сказать, что провести грань радикальности в принципе невозможно. Кстати, те, кто знал Амеди Кулибали утверждают, что он был верующим, но никогда не был радикальным исламистом.
С таким же успехом можно спорить о мере радикальности деяний Pussy Riot, которым бы многие православные готовы были оторвать головы. А если послушать высказывания некоторых наших политиков после событий в редакции Charlie Hebdo то, что их тоже надо причислять к радикалам?Все эти рассказы про радикализм - страшилки эболо-игиловского разлива. Не более.
На самом деле главная проблема, породившая трагедию во Франции – это проблема ассимиляции. Как показывают события в мире даже через поколения слияние одного народа с другим, сопровождающееся утратой одним из них своего языка, культуры и национального самосознания не происходит.
В целом провальная западная модель толерантности, отягощенная поддержкой заокеанской позиции борьбы с ИГИЛ, и приводит к терактам, которые мы наблюдаем в последнее время в Канаде, Австралии, Великобритании, Франции и других странах. Не говоря уже о множестве беспорядков, спровоцированных межрасовым и межрелигиозным противостоянием.
Еще в марте 2011 года, когда военно-воздушными силами европейских государств, включая Францию, начался обстрел ливийской столицы Триполи, чтобы свергнуть неудобного лидера Каддафи и организовать лояльный властный режим, я писал и говорил о том, что европейцам это аукнется. И Франции, активно участвующей в натовских атаках, в первую очередь. Тем, кто приходя в чужой дом считает себя вправе решать – кому жить, а кому умирать, такая позиция обязательно вернется бумерангом. И никакая модель толерантности не убережет европейские страны, участвующие в натовских операциях, от гнева собственных сограждан, братьев которых убивают на их исторической Родине.
Tags: ИГИЛ, Париж, силовики, теракт
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments