Алексей Филатов (alfafilatov) wrote,
Алексей Филатов
alfafilatov

Ни два, ни полтора.

В условиях мягко говоря неспокойной обстановки на территории соседней Украины, невольно задаешься вопросом – а в каком состоянии находится российская армия?
С одной стороны после печально известного министра табуреткина, амнистированного за свои многочисленные «подвиги», хуже быть точно не может при любом министре. С другой стороны, авгиевы конюшни, доставшиеся от «лучшего министра за всю историю Минобороны» еще разгребать и разгребать.

Коснемся, в частности, проблемы комплектования Вооружённых Сил РФ. 
И в 1990-е годы, и в 2000-е, и в 2010-е годы предпринимались и предпринимаются попытки перевести все Вооруженные силы на контрактную основу.
Первая активная попытка сделать российскую армию контрактной была предпринята в период Первой чеченской войны (1994—1996), когда недоукомплектованность частей была очень большой. Обращения Министра обороны Грачёва к Президенту РФ Ельцину по вопросу комплектования армии были отвергнуты. В результате потери в Первой чеченской были значительны. И связаны они были и с недостаточной подготовкой личного состава, и с проблемами в управлении войсками.
Реакция общественности на потери в Первой чеченской войне была болезненно-негативной. Но долю «контрактников» в Вооружённых Силах при этом удалось увеличить лишь незначительно.
В период Второй чеченской войны (1999—2006), безусловно, был учтен опыт первой. С конца 1999 года доля «контрактников», принимавших участие в операциях в Чечне начала расти, и достигла в 2003 году 45 %.
Нужно признать, что с приходом в 2001 году на пост Министра обороны Иванова было решено  вернуться к прежним («Грачёвским») планам по переводу на контрактное комплектование войск. В 2003 году даже была начата соответствующая Федеральная целевая программа. Однако и она, по сути, провалилась из-за низкого уровня денежного довольствия в купе с тяжелыми условиями службы и отсутствием социальной инфраструктуры в местах несения службы военнослужащими по контракту.
Как здесь не вспомнить советские времена, когда зарплата лейтенанта была вдвое выше выпускника гражданского вуза. И это с лихвой компенсировало тяжелые условия службы и отсутствие должной социальной инфраструктуры в местах несения службы военнослужащими.
В 2005 году началась очередная попытка оптимизации системы управления Вооружёнными Силами. Замыслы были грандиозными по масштабам изменений. Но и их быстренько отложили на 2010—2015 годы. Причина - сбои в программе по переводу войск на контрактную основу.
Не способствовало переходу армии на контрактную основу и принятие решения о сокращения срока срочной службы с двух до одного года. Все досужие разговоры о том, что теперь благодаря развитию системы обучения можно подготовить военнослужащего вдвое быстрее, чем раньше, не более чем пиар. По службе в «Альфе» знаю, что офицеры, пришедшие в группу не новичками, только спустя три года начинают допускаться на передний край. 
Переход с двухлетнего на годичный срок службы в российской армии мера, безусловно, популистская и слабо продуманная.
Посудите сами. Военнослужащим-срочникам предлагают перейти на контрактную основу спустя шесть месяцев после призыва.
При двухлетнем сроке службы возникает выбор – или еще полтора года срочной, или еще два с половиной года по контракту (за деньги). То есть соотношение сроков службы 3 к 5, компенсируемое деньгами.
При годичном же сроке службы выбор – или еще полгода срочной, или еще два с половиной года по контракту совершенно несопоставим. При соотношении сроков службы 1 к 5 даже трехкратный рост денежной компенсации контрактникам вряд ли решит проблему набора контрактников.
Спрашивается – о чем думали горе реформаторы, сокращения срока срочной службы с двух до одного года?
Свою лепту в «формирование» контрактной армии внес и «лучший министр всех времен», заступивший на пост в 2007 году. Ко времени его прихода на должность министра половину личного состава армии составляли офицеры, прапорщики и мичманы (практически те же контрактники). Однако в 2008 году министр Сердюков, затеяв реформу, сократил должности прапорщиков и мичманов, а также 170 тысяч офицерских должностей. В результате доля офицеров в штатной численности личного состава армии упала до 15%.
«Эффективность» этой «реформы» наглядно продемонстрировали события 08.08.08, когда «лучший министр всех времен» просто онемел (причем надолго), не зная, что делать. 
Чем же были компенсированы результаты этой «реформы»? Конечно же, ростом числа призывников. Если в 2007 году число призывников составляло 266 тыс. человек, то в 2009 году уже почти 577 тыс. человек. То есть произошел рост больше чем в два раза. Ну и, конечно, в спешном порядке указом Президента пришлось увеличивать штатную численность офицерского состава до 220 тысяч человек.
Другое дело, что подобные манипуляции, в отличие от перевода денег со счета на счет, это всегда потери не только кадрового потенциала, но и имиджа армии в обществе. Впрочем, Сердюкову на это было наплевать. «Зеленых человечков» он за людей не считал, предпочитая «заниматься делом» с батальоном своих секретарш.
Возвращаясь к проблеме комплектации армии, необходимо отметить, что каждый раз причина невозможности перевода Вооруженных сил РФ на контрактный способ комплектования в новейшей истории страны называлась одна и та же - недостаточное финансирование.
Причина весьма сомнительная, если учесть, что штатная численность содержавшейся в 1992 году армии составляла 2880 тысяч человек, а в 2013 году  численность армии составила 1000 тысяч человек. То есть сокращение численности армии составило 1880 тысяч человек, в то время как вся численность призывников, которых можно и нужно заменить контрактниками 291 тысяча человек, или в 6,5 раз меньше.
И деньги на их содержание нужны гораздо меньшие, чем ежегодно разворовывал амнистированный «гений» со своими воробушками.
А если все же не удается изыскать средства, чтобы полностью перевести армию на контрактную основу, то надо сделать условия для выбора вида службы (по призыву и по контракту) более сопоставимыми. Во всяком случае, при двухгодичной срочной службе дистанция в условиях между призывниками и контрактниками была меньше. И на службу по контракту в российскую армию молодежь шла охотней. А это важно. Мы же видим, что творится в мире – во всех серьезных военных операциях участвуют исключительно профессионалы-контрактники.   Одним словом, при принятии таких важных решений как способ комплектования армии – семь раз отмерь, один раз отрежь.
А то пока получается, ни два, ни полтора
.
Tags: Российская армия, министр обороны, реформы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments