Алексей Филатов (alfafilatov) wrote,
Алексей Филатов
alfafilatov

О чем рассказывают теракты на юге России?

Анализ последних терактов в Волгограде, Пятигорске и в Ставропольском крае позволяет составить достаточно наглядную картину сегодняшнего терроризма и обстановки вокруг него.

Первое, что нужно отметить, это утрата значения идеологической функции в борьбе за «Кавказский эмират» и тому подобные платформы. Время военно-политического противостояния 1990-х безвозвратно ушло. И сегодня бандитско-террористические группировки на Северном Кавказе не имея централизованного руководства, управляются на уровне местных джамаатов – сельских общин.

Второе, что нужно отметить, это причины сохранения подобного рода группировок. Их несколько.

Да, в какой-то мере это шлейф идеологических идей борьбы за независимость прошлых десятилетий.

Но главное – это очень сильное социальное расслоение. С одной стороны, это строительство богатых мечетей, красивых домов и хороших дорог, а, с другой, это бедная жизнь большинства граждан, для которых уровень развития 1970-х годов – некая сказка благополучия.

В регион поступают очень серьезные вливания из федерального центра. Но дополнительных рабочих мест при этом не добавляется.

Отсюда и противостояние местного населения с местной же властью, представляющей отдельные родовые кланы. Поэтому и совершаемые преступления направлены на тех, кто эту власть олицетворяет - полицейские, судьи, прокуроры и даже представители духовенства.

Отсюда и массовый отток населения в другие регионы. И не только России. Так по сообщению Министерства внутренних дел Германии из 15,5 тысяч россиян, которые обратились в 2013 году к властям Германии с просьбой о предоставлении убежища, 90% указали в анкетах, что являются выходцами из Чеченской республики. Преобладание представителей Северного Кавказа среди обращающихся с просьбой о предоставлении убежища зафиксированы и в Австрии, и в ряде других стран Западной Европы.

Кроме того, те, немногие оставшиеся в живых молодые бойцы террористических отрядов начала 1990-х, сегодня вряд ли будут «переучиваться» на мирные профессии в силу целого комплекса обстоятельств. Вот и продолжают они «тянуть лямку» своего ремесла.

Третье, что нужно отметить о картине сегодняшнего терроризма на юге России – это Сочинская Олимпиада как масштабный повод для дестабилизации обстановки. Не случайно специалисты сравнивают Сочи с магнитом, притягивающим к себе те атаки и возмущения, которые при другом раскладе так и не покинули бы границы Северного Кавказа. Понятно, что заказчики терактов обращаются именно к местным, северокавказским «специалистам», подпитывая не очень богатую к этому периоду почву для терроризма. Сочинская Олимпиада достаточно серьезная общая цель для террористов, поскольку к ней приковано огромное внимание мировой общественности.

Четвертое, что нельзя не отметить, это масштабность зарубежных инвестиций северокавказским террористическим группировкам и проводникам радикальных идеологий. В той же Кабардино-Балкарии, боевиками из которой подозреваются в серии убийств водителей на территории Ставрополья 8 и 9 января, слово «ваххабизм», вплоть до конца ХХ века, никто никогда не слышал.

Пятое, что нельзя не отметить, это превращение терроризма из некой формы ярко выраженной формы идеологической борьбы, в бизнес, причем относительно дешевый для «предпринимателей».

Понятно, что Сочи как объект терроризма — цель сложная. Там предпринимаются серьезные меры по обеспечению безопасности проведения Олимпийских игр, хотя, конечно, абсолютную защиту гарантировать сложно. Именно поэтому, заказчики терактов соглашаются на переговорах с посредниками от исполнителей на проведение терактов в тех регионах, где это сделать попроще. О том, что нынешние теракты совершаются по принципу «дешево и сердито» свидетельствуют и их масштабы. При этом обратим внимание на то, что никто никаких политических требований не выдвигает, и никакая экстремистская группировка на себя ответственность не берет.

Шестое, что нельзя не отметить, это сращение терроризма с криминалом. Организаторы терактов проводят их зачастую не только там, где это сделать проще, но и там, где лежит сфера их интересов по переделу сфер влияния.

Седьмое, что нельзя не отметить, это использование в ряде терактов террористов-смертников. С одной стороны, это свидетельство отчаяния террористов, ибо террорист-смертник – оружие одноразовое и капризное, которое может быть эффективно использовано только на пике соответствующего состояния индивида. С другой стороны, это свидетельство недостаточной силы общества, в котором существует возможность для такого одурманивания человека, что он перестает верить в свою жизнь и выбирает смерть. В этом смысле нынешнее состояние культурно-нравственного и идеологического воспитания, в первую очередь, молодежи, посредством СМИ, сведшееся к маркировке «культурным гением» телевизионных программ серией «+0», «+6», «+12», «+18», требует кардинальных перемен.

Восьмое, и главное, что нужно отметить, это то, что терроризм, потому и называется терроризмом, что он не в состоянии победить, а, превращаясь в кровавый бизнес, и не стремится к этому. А его локализация и последовательное уничтожение – определяется исключительно желанием общества и возможностями профессионалов. А с этим у нас все в порядке. Так было, есть и будет.

Tags: Волгоград, Кавказ, Пятигорск, Россия, Сочи, Ставропольский край, теракт, терроризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments